Информация к новости
10.10.2012

Моя война

Категория: ---

МОЯ ВОЙНА

Я помню этот день. Про себя я назвала его «День солнечной тишины». Стояла золотая осень. Казалось, Бог едва наметил контуры деревьев золотой кистью; они были невесомы и в то же время наполнены золотистым свечением.
В один из таких осенних дней в наш город пришла беда. В один из этих дней стало известно о возможном строительстве завода ферросплавов в 11 километрах от Красноярска.
Иногда я вспоминаю, с чего все началось.
Моя первая реакция на это известие была, наверное, типичной для многих. Лучше всего ее выражают слова: «Разве можно что-то сделать? Решили – значит, построят».
Я помню, как прогуливалась по берегу маленькой красноярской речушки Кача. Стояла золотая осень, вечерело, и свет уходящего солнца просачивался сквозь листву. Быть может, кто-то может легко оставить родные места, переехать в другой город и начать все заново. Но меня слишком многое удерживало в Красноярске. Моя семья, мои друзья. Работа, наконец.
В тот день было принято решение. Бороться. Несмотря ни на что.
Как раз в те дни был начат сбор подписей, я скачала из Интернета подписные листы и начала собирать подписи. Этому предшествовали некоторые сомнения. Скажем так, я была уже не в том возрасте и не в том статусе, чтобы стоять где-то на улице и предлагать прохожим расписаться.
В моем понимании это было сродни работе торгового представителя; мне очень не хотелось заговаривать с незнакомыми людьми, объяснять ситуацию и просить оставить свою подпись. В силу природной стеснительности решиться на это мне было очень непросто.
Но я не могла по-другому. Помогли слова на сайте группы «Красноярск против!»: если вы соберете 10-20 подписей, это уже хорошо».
И я решилась. В конце концов, думала я, двадцать подписей я соберу. Попрошу подписаться родственников, коллег по работе, знакомых.
Сначала я планировала заполнить один подписной лист. Но все вышло по-другому.
В тот день я пошла в парикмахерскую и взяла подписные листы с собой. Парикмахер была занята и попросила подождать минут пятнадцать. Я вышла на улицу и неожиданно для себя за эти пятнадцать минуть собрала семьдесят пять подписей.
Это оказалось легко, очень легко. Стоило мне обратиться к прохожим со словами: вы знаете, что у нас собираются строить завод ферросплавов? – как реакция следовала незамедлительно. Возле меня немедленно собралась группа прохожих, люди просто в очередь выстраивались, чтобы высказаться против завода ферросплавов.
За один день я собрала порядка двухсот подписей. Вдохновленная успехом, я продолжила собирать подписи и в последующие дни.
И везде (везде!) я встречала абсолютную поддержку! Продавцы магазинов, куда я заходила, предлагали оставить у себя несколько подписных листов и продолжить сбор подписей у своих покупателей. Работники ТСЖ собирали подписи с жильцов своего дома. Работники шиномонтажки, расположенной в моем гаражном кооперативе, начали раздавать своим клиентам ярко-желтые наклейки на автомобили.
Это было время невероятного эмоционального подъема, страха, сомнений, но и первых ростков веры в успех. Я видела реакцию совершенно незнакомых людей на свои слова. Я понимала, что они чувствуют то же, что и я. Думают так же, как я. И это было необычайно важно. Я почувствовала себя крошечным сегментом в огромном круге, частью целого. Наверное, впервые я поняла, что означает пресловутое коллективное бессознательное. Порыв, который охватил город в те дни, сложно с чем-то сравнить. Это было нечто беспрецедентное.
Я и сама стала другой. Если раньше во мне преобладали такие чувства, как озлобленность, недовольство, индивидуализм, то в те дни что-то навсегда изменилось. Как будто «человек человеку волк» заменилось на «человек человеку друг». Соратник.
Важными стали очень простые вещи, о которых я никогда подлинно не задумывалась и которые, во всяком случае, не были мне до конца ясны. Такие, как любовь к Родине. Ясно осязаемая невозможность ее покинуть. Родина перестала быть чем-то абстрактным, вбиваемым в голову с детства. Она превратилась в понятные, близкие, родные вещи, без которых нельзя жить. Берег реки, знакомые деревья, двор и гаражи. Все, что так не хотелось покидать, заставило меня собирать подписи, распространять наклейки, искать в Интернете информацию, которая могла чем-то помочь в общем деле…
А потом понеслось. Возникла оскорбительная лично для меня волна каких-то подозрений вроде: движение «Красноярск против!» проплачено госдепом, некими таинственными бизнес-структурами и вообще создано с целью деморализовать обстановку в стране.
Сначала все эти слухи вызвали у меня усмешку, потом – возмутили. Это было как плевок в лицо мне лично. Мне, собравшей в итоге тысячу двести подписей. Мне, завалившей письмами все инстанции: от депутатов до прокуратуры. Мне, тратившей свое личное время на эту борьбу, пожертвовавшей сном и отдыхом. Боровшейся за то, чтобы не покидать свой родной город.
Нет, я все понимаю. Слишком беспрецедентным был этот случай. Слишком трудно было поверить в то, что за движением не стоит никто, кроме жителей города, вставших, все как один, на его защиту.
И вот прошел год. Даже больше. За это время движение «Красноярск против» проделало большую работу. Краснояцы добились многого. Год назад я бы и подумать не могла, что борьба горожан за свое будущее действительно будет результативной.
Я начала что-то делать, потому что не делать ничего было выше моих сил. Я начала собирать подписи, чтобы делать хоть что-то. Почти не надеясь на успех, прекрасно сознавая, насколько мизерны наши шансы. Но нас оказалось много. Каждый внес свою лепту в общее дело.
Прошел год.
Заканчивается осень. Исчезает золотое сентябрьское напыление на деревьях, проходят октябрьские дожди и ветра. Красноярск живет в ожидании снега.
Иногда времена года меняются быстрее, чем разрешаются ситуации. О строительстве ферросплавного завода стало широко известно больше года назад. Реакция губернатора края Льва Кузнецова, поддержавшего протест населения, была высказана тоже не очень недавно. 19 января, если не ошибаюсь, было расторгнуто соглашение с «Чек-су.ВК». Однако вопрос еще не решен и неизвестно, будет ли он решен в обозримом будущем.
А значит, борьба продолжается. И продолжается жизнь от митинга к митингу.
Нам говорят, что «за нами кто-то стоит». Нас кто-то финансирует из наверняка преступных источников. Какие-то злые силы, наверняка прозападного толка, стремятся развалить металлургическую отрасль в России и отбросить ее на пятьдесят лет назад. Враги страны финансируют движение «Красноярск против», а руководители движения спят и видят как бы очутиться в мягких депутатских креслах.
При этом «прорицатели» почему-то забывают о том, что ни один из лидеров движения не выставил свою кандидатуру ни на какие из многочисленных выборов, проходивших в Красноярске. Забывают они и о самой главной «малости»: сколько бы денег ни было вложено в организацию движения, все бы закончилось пшиком, не поддержи преобладающее большинство красноярцев этот протест.
Однажды моя молодая коллега отпросилась с работы, чтобы пойти на суд, на котором должна была решиться судьба города. Я, безусловно, одобрила ее намерение. Однако, в условленное время она появилась на работе.
- Почему ты не на суде? – удивилась я.
- Понимаете, у меня сломался сапог. Не могу же я в таком виде появиться в суде!
И она показала мне сапог со сломавшейся молнией. Когда путем сложных манипуляций с плоскогубцами и скрепками проблема сапога была решена, я сказала своей молодой коллеге:
- Зайка, на войне никто не будет спрашивать, развалилась ли твоя кирза. Если развалилась, то иди в бой босиком. И здесь то же самое.
И вдруг мы обе поняли, насколько точно я выразилась. Быть может, мне даже удалось прикоснуться к сути, к чему-то, что заставило город откликнуться. Заставило всей грудью встать на защиту своего города. Своего дома. Своей Родины.
Без пафоса.
Можно сколько угодно, захлебываясь слюной, кричать о «кознях американцев», красноярских бизнесструктурах, чьи интересы пересеклись с интересами «Чек.СУ», но никуда не денешься от того факта, что успех протеста обеспечили простые красноярцы.
Это мнение города. Это мнение мое и всех тех, кто собирал подписи, участвовал в пикетах, был на митинге. Это мнение самых разных слоев населения: и пенсионеров, и студентов, и предпринимателей.
Это – мнение Красноярска.
Это то, что не задушишь, не убьешь.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.