Информация к новости
  • Просмотров: 722
  • Автор: redaktor
  • Дата: 22.11.2012
22.11.2012

Высокотехнологичное производство? Не, не слышали...

Категория: Публикации

Я навострила ушки; в последнее время, хочешь ты этого или нет, приходится следить за «перспективами развития региона». А то если не будем дергаться хоть немного, то засунут нам под бочок ферросплавный заводик. У меня сложилось впечатление, что все интервью, формат которого вроде бы предполагал дружескую беседу на фоне летней природы Студгородка, было посвящено ситуации, сложившейся вокруг компании «ЧЕК-CУ. ВК».
В самом деле, несколько вопросов Третьяковой вроде: «Скажите, кризис – это хорошо или плохо?» и «Только ли Путин во всем виноват?» не могли нивелировать это ощущение. Так что, ради чего задумывалось интервью, стало ясно буквально в первые минуты передачи. Как говорится, сразу стало ясно, чем дело кончится, и чем сердце успокоится.

В таких случаях мне всегда вспоминаются слова Стивена Кинга. В своей автобиографической книге он описывал, как однажды на писательских курсах одна из девушек написала сборник стихов о луне и своем менструальном цикле. Про необратимые физиологические изменения в стихах напрямую не говорилось, луна всегда звучала как луна, но молодые писатели все это принимали как должное: луна так луна, сестренка, просекаем.

Вот и я, кажется, просекаю. Диалог происходил примерно в следующем ключе: Ирина Третьякова допытывалась у помощника губернатора, может ли Красноярский край жить и развиваться, отказываясь, быть может, даже по объективным причинам от крупных промышленных инвестиционных проектов?

Понятно, в чей огород камушек. Как же Красноярск обойдется без ферросплавного завода?

Астапов вполне закономерно подтвердил, что да, действительно, без инвестиций краю никак не обойтись. Третьякова же продолжала гнуть свою линию и задавать следующие вопросы:

– Если несовершенные в своих действиях, не просчитывающие все наперед инвесторы начнут отказываться, то где мы возьмем деньги? На ту же экологию! Это ведь так дорого стоит!

Слова Астапова я привожу, как говорится, «без купюр»:

– Инвестиционный потенциал Красноярского края на 99% определяется нашими природными ресурсами. Основа всех экономических, социальных, каких угодно проектов – это наши природные ресурсы.

Далее Игорь Астапов произнес буквально следующее:

– Вот хоть убей, «Сколково» здесь не будет.

– Нам никто не даст денег на «Сколково», – поддакнула Третьякова.

– Даже если дадут денег, мы все равно тут хорошее «Сколково» не построим.

Кто вам это сказал, уважаемый? Господь Бог?! Или это вы сами так решили? Или это вам так проще? Удаленностью региона от центра России, отсутствием кадров или чем еще вы можете объяснить эту трагическую предопределенность?

То есть, человек, занимающий должность помощника губернатора, прямым текстом утверждает, что промышленность нашего региона в последующие годы будет заключаться только в выкачивании природных ресурсов! И это – все! Власть даже не ставит перед собой цель развивать в крае хоть сколько-нибудь технологичное производство!

Наконец Ирина Третьякова задала тот вопрос, ради которого, собственно, и были затеяны эти посиделки в лесу.

– Твое мнение по поводу ферросплавного завода?
Ответ Астапова был именно таким, какой следовало ожидать:
– Я думаю, что он мог бы быть реализован. Экологические издержки, безусловно, высоки, но их нельзя считать критическими.
У меня возник только один вопрос: какими же должны быть экологические издержки, чтобы помощник губернатора счел их критическими?
Давайте по-нашему, по-простому: ему еще мало?!
Все. Занавес.

Да, еще один маленький нюанс: противостояние «ЧЕК-СУ.ВК» и жителей края Третьякова назвала «тупой конфронтацией». Не больше и не меньше. Значит, 181 тысяча подписей, общественные слушания, многотысячный митинг – это все не выражение воли народа. Это так, «тупая конфронтация».

Игорь Астапов на это ответил, что «большинство общественных инициатив у нас реализуется в толпе, а в толпе невозможно ни установить, ни реализовать истину».

Вот. Если почти 200 тысяч человек сказали свое «нет» заводу ферросплавов, это значит, что они – толпа, мнением которой никак нельзя руководствоваться.

Что ж, Игорь Астапов выразил свое мнение предельно четко и ясно. Без комментариев. Да и Ирина Третьякова, хоть и утверждала, что она и не за завод, и не против, но так страстно уповала на то, что в результате всестороннего обсуждения «тупая конфронтация», наконец, прекратится, и будет выработано общее «справедливое» решение, что стало ясно: луна так луна, сестренка, просекаем. Нам нужны заводы, правильно? Правильно. Но вот беда, несознательное население Красноярска не понимает своего счастья и протестует против размещения вредных производств в непосредственной близости от города. И не просто протестует, а не желает слышать никаких разумных доводов. Не желает вступать в диалог.

Послушаешь народ, так ему ничего не надо. Люди не хотят ничего. Их аргумент один: «Валите из края!».

Но так ли это на самом деле? Неужели «тупые конфронтанты», явно финансируемые госдепом США, уперлись, как быки, и в самом деле ничего не хотят? Возьму на себя смелость утверждать, что это не так. Даже простое знакомство с мнениями участников движения «Красноярск против!» позволило установить, что члены группы вовсе не против промышленности как таковой. Наоборот, многие участники группы, обсуждая возможности развития промышленности в крае, указывают на необходимость развития производства. Но – какого производства? Не тех заводов, которые плавят руду, а потом продают сплавы, а именно высокотехнологичного производства, на реализацию которого Игорь Астапов, по всей видимости, считает сибиряков неспособными.

Пожать плечами – и не развивать промышленность? Распродать ресурсы – так ведь действительно проще, не правда ли? Гораздо проще, чем заморачиваться восстановлением, к примеру, судостроительного производства, в котором остро нуждается регион.

Подумать только, на такой реке, как Енисей уже почти двадцать лет нет судостроительного производства! Странно, в советское время судостроительный завод прекрасно функционировал, а теперь вдруг стал «по определению невозможен». Тогда почему-то никто не оправдывался неким «природноресурсным» предназначением региона – завод работал себе и работал, выпуская по пять пароходов в год.

Отсутствие кадров? Да, сейчас, после двадцати лет потрясений, пронесшихся по нашей земле, нарушена подготовка не только специалистов с высшим образованием – сейчас хорошего сварщика днем с огнем не сыщешь.

Но все это – решаемые проблемы. Все можно сделать, если захотеть. И восстановить систему подготовки кадров, и создать завод. И построить, наконец, судно – первое за много лет.

Или – о, голубая мечта! – создать на площадях Крастяжмаша автомобильное производство! Мечты… мечты…

Нет, я и в самом деле не понимаю, неужели так сложно создать нормальный легковой автомобиль? Конечно, не на экспорт, но так хотя бы для внутреннего пользования. Однако реализация этой идеи не просто под вопросом – не думаю, что она вообще будет реализована. Сроки выпуска Ё-мобиля все переносятся и переносятся. Думаю, только очень сильная политическая воля может возродить отечественный автопром; пока что ее хватает только на то, чтобы тянуть время, решая бесконечные проблемы «АвтоВАЗа», выпускающего машины, годные лишь для перевозки мешков с картофелем.

Необходимо подлинное возрождение промышленности. Создание высокотехнологичного производства. А не плавильное производство, суть которого заключается только в том, чтобы выкачать ресурсы – переплавить – и сплавы продать. Но после таких искренних слов Астапова мне стало ясно, что ни в ближайшей перспективе, ни даже в отдаленной развития высокотехнологичного производства в Сибири не предвидится. Я человек простой. Поэтому и скажу по-простому то, что думаю. Нам нужны заводы. Нам – это жителям Красноярска и края. Молодым людям, закончившим институты и работающим торговыми представителями. Региону, который слишком давно считается дотационным. Нам нужны заводы. Но не такие, как ферросплавный.

 

Мария ДРЫГАНОВА

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.