Информация к новости
  • Просмотров: 659
  • Автор: redaktor
  • Дата: 04.11.2017
04.11.2017

Надежду у человека не отнимет никто

Категория: Публикации

Когда мы говорим о безопасности граждан, то первое, что приходит в голову, – это, естественно, наше Министерство внутренних дел и его представители «на местах». Они охраняют наш покой, и мы, соответственно, должны чувствовать себя под их защитой.
А теперь представим ситуацию, когда весь населенный пункт, находящийся под охраной этой самой полиции. эту самую полицию и боится. Причём боится до такой степени, что не смеет об этом рассказать «…Ведь придут, а потом проблемы будут…» – это цитата, не фантазия автора. А теперь к реалиям. Пировский район, село Пировское Красноярского края. Ещё каких то 10 месяцев назад руководство районной полиции и прокуратура в один голос заявляли на совещаниях, что проблемы с наркотиками нет! А оказалось – ЕСТЬ! Причём оказалось самым нетривиальным образом: позвонила мама одного из наркоманов, уставшая от его «употребления», и сдала его в полицию со всеми потрохами. Полиция приехала, обнаружила, изъяла, задержала, арестовала, предъявила обвинение, направила дело в суд – красота да и только! Одним словом, выявила и раскрыла. А затем, чтоб установить лицо, продавшее наркоту гражданину, выделила дело в отдельное производство. Дело из категории «тёмных», то есть с неустановленным лицом, подлежащим привлечению к уголовной ответственности. И «висел» бы этот «тёмный» сбыт наркоты в чулане архива местной полиции, если бы не появилась чудо-следователь, просто гуру раскрытия и расследования – Анна Михайловна Власова под руководством начальника Следственного отдела О.Ф.Баценковой. Так вот, находясь в Енисейской тюрьме №2, наш употребитель Евгений Зверздинов «вспоминает», кто ему продал дурь. Кстати, вы никогда не были в тюрьме?.. Ах, Бог миловал, ну и хорошо! Там обстановка, мягко скажем, не богемная. Ерунда, что до этого момента он описывал совершенно другого сбытчика, ерунда, что приобретённое он несколько раз покурил и первоначальный вес установить проблематично, ерунда в принципе и то, что он впоследствии отказался от своих показаний (шалун эдакий!). Его к ним вернули легко – привезли в ИВС «Казачинского» ОП, провели душеспасительную беседу, после которой он и от адвоката отказался, и к первоначальным показаниям вернулся. Красота!
Работает наша полиция – если кто в этом сомневался. Ну, да мы забежали немного вперёд. «Вспомнившего» допрашивают, он конкретно указывает пальцем на конкретного человека. Этого человека, которым был выбран Александр Майер, останавливают на подъезде к Красноярску, «переворачивают» машину со служебной собакой, проводят два обыска в двух квартирах и…ничего не находят! Какое разочарование!
Но это только для наших – для «городских» полицейских. Они с их слов без контрольной закупки и двигаться не стали бы – и это правильно! Какой ты сбытчик, если у тебя ничего не обнаружено!? Но нашу доблестную сельскую полицию это не останавливает. Следователь Власова рапортует о раскрытии сбыта наркотиков, все хлопают в ладоши, и только Майеру невесело. Его арестовывают, то есть берут под стражу. Из доказательств его «сбыта» в суде – показания наркомана Зверздинова, характеристика местного быстроногого участкового (с родственником которого у Майера ранее случился конфликт – ну да это детали. Участковый – он ведь беспристрастный, он же от слова «участие»), характеристика отвратительнейшая, полученная накануне судебного заседания с формулировками «наглый, лживый..» и прочее. О чём это я!? Ах да! Об основаниях для ареста. Кроме показаний наркомана, «вспомнившего» о событиях четырёхмесячной давности, и характеристики участкового есть ещё показания бывшего работодателя и бывшей жены, которые в один голос говорят о странном поведении А.В.Майера, а это, в свою очередь, свидетельство – догадайтесь, чего? Ну, ну, смелее! Правильно – это свидетельствует о возможном употреблении им наркоты. О том, что медицинское освидетельствование парня дало отрицательный результат, о том, что парень не стоит на учёте у нарколога, а также о том, что имеет постоянное место жительства, место работы и при обысках у него ничего не найдено, следователь Власова скромно молчит, хотя правило «трёх Д – достоверность, допустимость и достаточность» никто не отменял. Ну да нам главное «вражину» арестовать, тёмный сбыт раскрыть, а потом засунем его в «пресса», и он там даже в убийстве Кеннеди сознается.
Реалии, извините, отечественного правосудия (кстати, закидывают его затем «чисто случайно» в самую лютую прессхату на тюрьме). Естественно, Майера арестовывают (а как иначе? Это же тяжесть преступления и общественная опасность!!!), и никого, включая районную прокуратуру, этот факт не смущает. Сбытчика поймали!
Дальше интереснее: на свидетелей защиты оказывается давление – им попросту говорят, что если они будут вести себя неправильно – окажутся с Майером на одной скамейке. Аргументы защиты следствие «ловко» обходит: он не мог быть на своей машине? она была в ремонте? Какая прелесть, долой эту машину! Он туда приехал… – пусть просто приехал. И так далее, в этом роде. И всё бы ничего, но адвокат попался ужас какой вредный, и фамилия у него какая то нерусская – Вундерлих.
Так вот, всё было бы у нашей сельской полиции замечательно, если бы Майер не молчал как партизан, если бы жалобы не сыпались, если бы депутаты Краевого Заксобрания не проявили интерес, если бы Краевая прокуратура не оказалась бы «в курсе», если бы Уполномоченный по правам человека в Красноярском крае не проявил участие… Ну, и так далее.
К чему это я – спросите вы? Это я к тому, что страшно становится. Страшно от того, что уголовное дело, особенно «арестантское» (есть такой термин у следствия – это когда человек под стражей находится), так вот это самое дело обязательно должно быть направлено в суд, прокурор обвинительное заключение обязательно подпишет (одно ведь дело делаем!), ну а суд с вероятностью 99,9 % постановит обвинительный приговор. И неважно, что на тебя указал пальцем наркот, неважно, что у тебя ничего не нашли и что у тебя куча своих свидетелей – всё это чушь! А знаете, почему!? Потому что статистика и отчётность. Потому что следователя Власову линчуют за прекращённое уголовное дело с арестантом, потому что оправдательный приговор суда – это «смертный приговор» для прокуратуры, подписавшей обвинительное заключение, потому что у судьи может быть ограниченное число оправдательных приговоров. Думаете, я фантазирую? Поговорите со знакомыми полицейскими, прокурорскими, судейскими – если таковые найдутся. И это правосудие? И это «состязательность» сторон!? Ужаснитесь, мы живем в этом мире.
P.S. Дело Александра Майера ещё не направлено в суд, проводится проверка краевой прокуратурой, и никто не знает её результатов. Майер и его родственники надеются на лучшее – надежду у человека не отнимет никто.

Андрей Вундерлих,
адвокат
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.