Информация к новости
  • Просмотров: 153
  • Автор: redaktor
  • Дата: 23.11.2017
23.11.2017

Алевтина – значит чуждая дурного

Категория: Публикации

«Так или не так было,
в точности сказать нельзя,
но подсказка такая напрашивается».
В. Распутин, «Прощание с Матёрой».


***
Всё началось с творожных шанежек.
Несколько лет назад незадолго до Дня Победы в пароходство пришла в три погибели скрюченная 84-летняя бабушка по имени Алевтина Кузьминична. Давным-давно она водила линейные катера в речном порту. Бабушка принесла фронтовые письма своей сестры, ветку гвоздики и кулёк свежей выпечки.
Пожилые люди по обыкновению очень общительны. Так я узнала, что сын Алевтины – моряк, сама она коротает свой век в одиночестве, и нормально жить ей мешает сосед-алкоголик, который по выходным и праздникам топит бабушкину ванную комнату.
Пытаясь как-то помочь Алевтине Кузьминичне, я иногда заходила к ней в гости. Но чаще бабушка сама находила поводы для моих визитов: не получается включить магнитофон («Это всё сосед бессовестный, это он его залил!»), нужно перевести с английского инструкцию по применению капсул из акульего хряща (чтобы кости не болели), срочно съездить за новыми зимними сапогами, или лука на окрошку не хватило, раковина забилась, поспел черемуховый пирог на Троицу… Мне было хорошо от мысли, что я кому-то нужна. От творожных шанежек становилось еще лучше.
Бабушка научилась стряпать на Ангаре. Родом Алевтина, в девичестве Брюханова, вышла из знаменитого села Кежма.

***
Кузьма Брюханов окончил три отделения церковно-славянской школы и за грамотность был весьма уважаем в Кежме и в соседних поселениях. В семье его было десять человек, девять из которых – женщины.
– Сколько у тебя ребятишек? – спрашивали иной раз Кузьму заезжавшие по Ангаре.
– Восемь, – вздыхал он.
– Чё, парни-то есть, нету?
– Э-э-эх, много мяса, да всё шейно, – тянул Кузьма, имея в виду, что от девок проку мало: сидят на шее, покуда замуж не выскочат.
В день Евдокии Великомученицы, или, по-народному, Евдокии-Каплюшницы, когда родилась шестая дочь, жена Кузьмы Арина Васильевна отправила мужа в сельсовет – дитё зарегистрировать.
– Как записал девчонку-то? – спросила Арина Васильевна, когда муж вернулся.
– Дуськой записал.
– О-о-ой, родимый! Свят Дух! Есть же у нас Дуська уже! После Катьки-то родилась!
В деревне этих сестер называли Дунькой Большой и Дунькой Маленькой. Алевтина родилась посерединке – пятой по счёту. Имя ей дали греческое, означающее «чуждая дурного».
От своих предков, переселенцев из Архангельской губернии, которые первыми осваивали Ангару, Кузьма узнал особые поморские песни – о крестьянстве, о казаках, о ссыльных. Ни земляки, ни окрестные жители таких не слыхали. Этим песням Кузьма Александрович научил своих девчат. Ангара унесла молву о певуньях Брюхановых далеко за пределы Кежмы. Уже в конце 70-х, когда фронтовик Кузьма Александрович неоднократно стал дедом, из Ленинграда приехали этнографы – записывать на магнитофон беседы местных стариков. Они рассказали про случай 1969 года, когда американцы высадились на Луне, и по деревенскому репродуктору передали соответствующую новость. Старая тётка Паранья была крайне возмущена недостоверностью официальных сведений.
– О-о-ой, а говорят ишо – грамотныя! Дык как они скрозь землю-то пролетят? (по представлениям кежемских старожилов, ночью Луна уходит под Землю).
– Так долетели уже, баба Паранья.
– О-о-ой, а как Луна ушэрбнет (примет форму месяца), куды они на хрен подеваются?
В скором времени из Иркутска, прослышав о творческой семье Брюхановых, приехала в Кежму фольклористка Лариса Мухомедшина. Союз композиторов РСФСР проводил масштабную исследовательскую работу, забираясь в глубинки и изучая музыкальную культуру старожильческого населения, в том числе Среднего Приангарья.
– И нас отправили на гастроли, на целый месяц, – вспоминает Алевтина Кузьминична.
Перелёт в Иркутск и проживание в гостинице певуньям оплатили. Концерты кежемские красавицы давали в Союзе писателей, в Доме культуры, на разных конференциях и на встречах с жителями. Семейный ансамбль представлял все традиционные формы многоголосия. Основная партия – нижняя: её исполняют запевала и группа певиц, варьирующих его партию. Вторая партия – верхний подголосок – сольная. Подголоском всегда была Арина Васильевна, талантливая певица, славящаяся в Кежме как мастерица петь «тонким» голосом.
Тогда же в Иркутске Брюхановы познакомились с местным писателем Валентином Распутиным. Могли ли они предположить, что через 20 лет родную Кежму ждёт та же участь, что и затопленную в связи со строительством Братской ГЭС деревню из повести «Прощание с Матёрой»?
В память о тех днях Алевтина Кузьминична хранит граммофонные пластинки – целый музыкальный альбом семейного творчества Брюхановых. Здесь собраны произведения с так называемой «пологой» манерой пения, характерной только для Среднего Приангарья. Запись делали в Москве на студии «Мелодия» в 1983 году.

***
В один прекрасный день, а точнее, вечер, бабушка позвонила из БСМП.
– Забери меня, – попросила она невесело. – Я упала.
Когда мы приехали, Алевтина Кузьминична сидела в инвалидном кресле с абсолютно синим лицом, так как именно лицом упала на крыльцо здания краевого министерства здравоохранения на улице Красной Армии. Бабушка приехала туда жаловаться на своего невролога, который неправильно, как она считает, лечит её остеопороз. Остеопороз в последней степени инвалидности. Заболев когда-то, бабушка постепенно приняла форму буквы «Г», а ее позвоночник на рентгеновских снимках стал похож на нечто махровое. Много лет назад врачи из Кодинска посоветовали ей втирать в кости настойку сабельника. Не помогло.
Однажды я попробовала походить по дому в согнутом положении, носом в пол, и, скажу я вам, это не так-то просто. Алевтину Кузьминичну, кстати, не пустили тогда в министерство. От обиды и усталости (ехала на левый берег с Красраба) она, видимо, и упала. Слава Богу, обошлось без сотрясений и переломов. Ведь в 87 лет такое, наверно, уже не лечится.
– Вам же назначили соцработника! – ругала я бабушку на следующий день. – Почему вы одна поехали за тридевять земель? И вообще, можно ведь позвонить предварительно, узнать часы приёма специалиста, который выслушает вашу жалобу.
– По телефону серьёзные вопросы не решаются! – отрезала Алевтина Кузьминична по-командирски.
Такой у бабушки Алевтины характер – командирский. Думаю, он сформировался за годы учебы и работы в чисто мужской сфере. Вот как всё было.

***
Летом 1947 года из Красноярска в Кежму пришёл долгожданный катер с баржами, гружёнными мукой, солью, сахаром – дефицитным в этих краях товаром. Алевтина прибежала на пристань и познакомилась с мотористом катера. Он рассказал, что учится в Красноярском речном техникуме. Через год Аля поехала в Красноярск поступать. Документов у неё не было: школу бросила из-за войны, не успев окончить девятый класс, и даже метрику потеряла. Но знала по памяти родителей, что родилась в 1929 году. В паспорте Алевтины Кузьминичны стоит 1932-й – так определили на медосмотре.
Техникум Алевтина окончила в звании младшего лейтенанта. Работала и на пассажирских, и на грузовых судах – третьим штурманом. Флотские мужики в те времена нередко выпивали, причём непосредственно во время вахты. Впечатлений Алевтине хватило на всю жизнь. Вот, например, как-то раз пошли на сухогрузе «Сталинград» в Даурское за пшеницей.
– Капитан и все штурманы были вусмерть пьяные! – рассказывает Алевтина Кузьминична. – Пшеницы нагрузили насыпью в полтора раза больше, так что теплоход ушёл под воду до самого привального бруса. Стали отходить от пристани, а двигатели не справились, не удержали, и нас понесло. Весна, течение страшное! Отдали якоря – да обе цепи лопнули. Утащило судно в острова, прям в тальник. А однажды на полном ходу налетели на Шилову Косу – до самого винта! Поднялись так, что нос кверху задрали. Страшно было…
Когда родился сын Дима, Алевтина Кузьминична перешла на ближние рейсы. Получила диплом помощника механика, поступила в Новосибирский институт водного транспорта. Непросто ей было совмещать службу первого штурмана и учёбу на вечернем. Днём в машинном отделении судна думай над расчётом элементов гребного винта для 150-сильного теплохода, вечером в институте, а порой уже ночью дома корпи над лабораторной по матанализу. Вот так давался в те годы диплом о высшем образовании.
В конце концов Алевтина Кузьминична, женщина, стала капитаном-механиком. Это уникальный случай на Енисейском флоте.
Спустя годы в Кежме заболела её мама, и Алевтина Кузьминична попросила о переводе. Так она стала начальником Кежемской пристани. Сын Дима в то время уже жил на Дальнем Востоке. Он пошёл по стопам матери, а вернее, пошёл дальше: окончил мореходку и 35 лет бороздил океаны и моря донкерманом на иностранных судах. Сейчас он пенсионер, работает в порту Находки на швартовке.
В тот день, когда Алевтина Кузьминична упала, я решила, что пора звонить Диме.

***
Поначалу было боязно: а вдруг сын Алевтины Кузьминичны скажет, что я лезу не в своё дело. Потом я подумала: своё – не своё, да правое.
– Да, – согласился Дмитрий Давыдович, – видимо, настало время забирать маму. Тянуть дальше некуда. Я давно уже думаю об этом. Но сами видите – здоровья у неё нет совсем. Как она перенесёт переезд, как на ней отразится прибрежный климат?
А вот бабушка Алевтина по этому поводу не особенно переживала. Для неё сын – это весь мир. А жить с ним рядом, чтобы под боком был – вообще предел мечтаний. Бывало, придёшь к ней, а она пересчитывает мелочь, огромной горой высыпанную на стол, складывает в литровые банки, а потом прячет под раковину.
– Что это вы делаете? – удивляюсь я.
– Дима приедет – будет в автобусе рассчитываться.
Не реже чем раз в месяц бабушка Алевтина собирала сыну посылку с непременными кедровыми орешками, мёдом и шоколадными конфетами.
– Вы думаете, в Находке нет конфет? – смеялась я.
– А ты знаешь, какие там цены? – сокрушалась бабушка.
В ответ Дима присылал маме красную икру. В такие дни Алевтина Кузьминична приглашала меня повечеровать. На стол выкладывалась буханка бородинского хлеба, кусок масла размером с кирпич и солидная банка даров моря. Иногда в меню входила рюмка кагора, а в программу застолья – старые русские песни.
В один из таких вечеров я осмелилась спросить:
– Бабушка, а вы были замужем?
– Конечно, была! Не нагуляла же я Димку. Потом разошлись мы с Давыдом.
– А почему?
– Я ночью спать хотела, работа-то у меня тяжелая была. А он не давал.
Однажды Алевтина Кузьминична спела мне «Покаянную» песню. В ней говорится о столетней старушке, которая не может уснуть, вспоминая свои грехи: из-под соседской курочки взяла пару яиц, с Федей-солдатиком чуть не слюбилась, в пост испила молока, с мужем под праздник спала, на благо господнее возроптала…
– Сегодня ничего из перечисленного грехами не считается, – сказала я бабушке, – кроме, пожалуй, воровства. Хотя некоторые на работу устраиваются специально, чтобы воровать.
– Как это? – испугалась бабушка.
Я не стала объяснять Алевтине Кузьминичне нынешнее положение дел, чтобы не поразить её в самое сердце, воспитанное на прежних идеалах коммунизма.

***
Собираясь на Дальний Восток, бабушка категорически отказалась оставлять в Красноярске свои ангарские сундуки. Среди дорогих ей вещей оказались и деревянные лыжи из карельской березы, на которых 25-летней девушкой Алевтина стала мастером спорта.
– Кристина, ты должна забрать их себе! – поставила меня бабушка перед фактом.
Я нашла им применение: теперь лыжи – экспонат в музее Енисейского пароходства.
А как бабушке поступить со старинными коваными ножницами, кабацкой меркой, знахарским топориком, которым на Ангаре выпускали дурную кровь? Кому оставлять льняные пододеяльники, простыни, шторы, которые она собирала и хранила до лучших времён?
– Надо было вам спать на этих простынях. Тогда бы не так жалели, – сказала я Алевтине Кузьминичне, а потом осознала, что мы с нею дети разных, очень далёких эпох, как существа с разных планет. И исправилась: – А давайте отправим ваши простыни в Находку железной дорогой!

***
Осталось совсем немного времени, и я поеду в аэропорт – провожать Алевтину Кузьминичну в новую жизнь. Каково это – начинать новую жизнь в 87 лет, об этом я обязательно спрошу бабушку в нашу следующую встречу.

Кристина СЕРГЕЕВА
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.