Информация к новости
  • Просмотров: 371
  • Автор: redaktor
  • Дата: 23.03.2018
23.03.2018

Звон гитар... Дрожь серёг... Знойных песен дурман...

Категория: Публикации

Если назвать концертную бригаду, выступавшую 11 марта в Малом концертном зале, табором, то главой его будет... женщина. Ольга Лановая. Январскую камерную программу «Цыганский романс» она раздвинула, точно степную ширь, и без костров, без кнутов, без коней и кибиток зрители оказались в ярком кругу цыган...

Когда под звуки фанфар Ольга появилась на сцене, во мне словно вспыхнула строфа: «Она идёт. Её глаза – сияют. Лик её прекрасен. Движенья быстры...» Тут я спохватилась: плагиат, перефразированный Пушкин... А наша дорогая баро вдруг тоже начала со стихов:
Как цыгане поют! Нет, не сыщутся выше
Ни душевность, ни боль, ни сердечный накал.
Ведь не зря же Толстой перед смертью сказал:
«Как мне жаль, что я больше цыган не услышу!»
И мне вспомнилось, что увлечению цыганской песней отдали искреннюю и страстную дань два великих человека XIX столетия: один – озаривший его начало, другой – увенчавший его конец. Один – Пушкин, другой – Толстой... Вот и у меня закольцевались эти имена...
И не так уж далеко от нашего века оказался сегодня 19-й. Ансамбль «Вдохновение» – красавицы в белоснежных бальных платьях с галантными кавалерами в перчатках, торжественный Полонез, цыганки в слепящих глаза цветастых юбках перенесли нас туда, где Лев Николаевич слушал цыганский хор Петра Соколова, а потом вложил впечатление в уста героя последней своей пьесы. Немногие театры мира проигнорировали «Живой труп», а количество экранизаций исчисляется двузначным числом. В 1968 году Федю Протасова в кино сыграл Алексей Баталов, цыганку Машу – Светлана Тома...
А сейчас – вперёд на полвека!

«Во мне как пламя кровь, ведь я цыганки дочь!» –

– любимой арией Джудитты из оперетты Легара начала Лановая вокальную часть концерта. Программа была обширная, исполнители сменяли друг друга, широченные юбки взлетали над головами артисток, звенел рояль (Александр Зотов), тосковала скрипка (Марина Цыбченко), танцоры красиво иллюстрировали все номера, но, боюсь, даже простое перечисление их займёт немало места. Потому буду выдавать «обоймы». Поверьте мне на слово – бурные аплодисменты, возгласы «Браво!» и даже залихватский свист сопровождали большинство выступлений, будь они под живую музыку или под минус. С особым восторгом принимал зал знакомые мелодии и голос Ольги: «У любви, как у пташки, крылья» и «И сердце чуткое проснётся. Спеши, красавица, спеши» из оперы «Кармен», романс «Только раз бывает в жизни встреча» (Фомин) и итальянский романс, ставший россиянам своим после фильма «Бесприданница» («Сладкою речью сердце сгубил он, но не любил он. Нет, не любил он», «Твои глаза зелёные»... Иногда звучало трио – Ольга Лановая, Рита Стрижова, Стеша Васильева (кстати, имя Стеша носила лучшая певица соколовского хора в конце XVIII века!) Особенно подходящими для тройки были «Три линии» («А это ты, а это я, а это ты, судьба моя!») и бессмертная «Невечерняя»! Наша Стеша пела и сольно («Старая рана», «Нанэ цоха»), и в дуэте с Ритой («Солнышко»), и вместе с Череповским – «Воларе» («Летаю») на испанском языке.

С красоткой пляшет молодою цыган, весь страстию дыша.

Студия «Имена» воистину поставляет миру имена. И женские, и мужские. Настоящие цыгане Сергей Череповский и Мамасёк Пасейдонов срывали бешеные овации. Они пели довольно много на цыганском (а соплеменников в зале было достаточно!): «Дайе джа дро сваты», «Кай о берги», «Пало чуипэ гилы багава», «Джян о берша мире», ну и на русском тоже: «История любви», «Друг коварный», «Сумерки», «Конь мой вороной», «Шляпа», «Через речку»... Диапазон немаленький – от хмельных, зажигательных песен до выплеска надрывной тоски. А потом Сергей Череп(овский) потряс публику таким лихим степом, что стало боязно – не проломится ли сцена! Куда более мирно вёл себя другой Сергей, тоже Череп(анов!) – под гитару Максима Гончара он спел суперпопулярные романсы «Очи чёрные» и «Милая, ты услышь меня!»
Тем, кто не был на этом замечательном концерте, напомню, что со сцены не уходила «подтанцовка» – цыганки из вокальной студии «ИМЕНА», которые были и «подпевками», и хлопалками, и гадалками, и спортсменками, и комсомолками и наконец просто красавицами. Коллектив молодой, новый, у него даже нет ещё названия. Ну, за этим дело, конечно, не станет.
Концерт близился к концу. И тут на «Цыганочку», на «Венгерскую плясовую» откуда ни возьмись выскочил мальчуган лет восьми «в красной рубашоночке, хорошенький такой», и начал выкидывать такие коленца, такие дроби и такую чечётку, что театру «Ромэн» впору взять его на заметку. Не отставали от него и взрослые товарищи, сбросившие по ходу свои концертные пиджаки. Да что там – началась пляска и в зрительном зале, возле сцены. (Чтобы усидеть на месте, действительно приходилось сделать над собой некоторое волевое усилие!) Под занавес требовался какой-то «успокоительный» номер, и он нашёлся. Ольга Викторовна объявила «Гадалку» из телеспектакля «Ах, водевиль, водевиль, водевиль!» Анастасия Иванова чистым, звонким голосом запела: «Ежедневно меняется мода», и песню подхватили на сцене и в зале. Нет сомнения, сбудется пророчество:
Время рушит гранитные замки
И заносит песком города,
Но для карт, что в руках у цыганки,
Не имеют значенья года...
Нет сомнения, что ещё не один поэт признается в любви цыганам, как признавался Эдуард Асадов:
Ах, чавалэ-ромалэ, не будет покоя.
Кровь то пышет, то стынет от острой тоски...
Что вы, черти, творите со мною такое?
Вы же сердце моё разорвали в куски!..

Софья Григорьева
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.