Информация к новости
  • Просмотров: 1161
  • Автор: redaktor
  • Дата: 14.07.2018
14.07.2018

Гордость земли енисейской

Категория: Публикации

Давно минули те времена, когда территория, подчинённая Енисейскому острогу, была пограничной и простиралась на восток настолько, насколько смогла продвинуться «передняя лука казачьего седла». В начале своей истории Енисейск исправно выполнял роль военного форпоста, посылая своих казаков нести «отъезжие службы» вдали от острожного гарнизона. С заключением Нерчинского договора в 1689 г. наступило время для тылового обустройства бывшего острога.
В мирное время Енисейску суждено было стать «валютным цехом страны», неустанно добывающего своеобразную нефть своего времени: пушнину, золото, лес. Вокруг этих промыслов развивалась промышленность, транспорт и инфраструктура целого региона, а сам Енисейск становился крупным ремесленно-торговым центром страны. Отголоски тех времён запечатлены в архитектурном облике центра города, отстроенного купцами и промышленниками в ΧIΧ – начале ΧΧ в. Енисейск до сих пор чтит память о золотопромышленниках, купцах, судостроителях, лесопромышленниках, ссыльных, людях труда эпохи социализма, наживо писавших трудовую историю города, края и страны.
Память же о военном прошлом Енисейска была незаслуженно стёрта на долгие годы: нет в городе ни памятников, ни мемориальных досок, ни улиц в честь о тех, кому мы обязаны просторами и богатствами нашей Родины. Настоящим прорывом здесь стало открытие 3.11.2017 памятника первопроходцам енисейской земли (автор – красноярский скульптор К.М. Зинич). Событие это безусловно значимое и важное: нужно знать свои истоки, надо помнить свою историю. Но причём здесь собственно сам Енисейск, как центр административной и военной власти в Восточной Сибири? И причём здесь енисейские казаки, прожившие и отслужившие в Енисейском остроге по 20–25 и более лет? Ведь, кто такие были Черкас Рукин и Пётр Албычев, воплощённые в бронзе на енисейской набережной? Это стрелецкий сотник из Тобольска и сын боярский из Пелыма – люди, посланные тобольским воеводой князем Иваном Куракиным на строительство нового острога, который они возвели не ранее сентября 1619 г. В тот же год на смену им был послан Максим Трубчанинов и до появления здесь в 1623 г. постоянного гарнизона, вновь поставленным острогом и приданным ему уездом по очереди управляли тобольские дети боярские.
К чувству выполненного долга по отношению к отцам-основателям Енисейска примешана трагическая несправедливость к исконно енисейским казакам-землепроходцам, сыгравших решающую роль в заселении Сибири. Они первыми шли на неизведанные земли, строили там форпосты русского государства, собирали ясак. Обязанности их служб были крайне разнообразны, от умения банально обустроиться в быту до искусного владения военными ремеслом. Вот выписка из челобитной енисейских казаков царю за 1625 г. «И мы, холопи твои, всякие твои государевы службы служим безпрестани, и в новые землицы по твой государев ясак ходим, и про новые землицы проведываем, и под твою государеву высокую руку приводим, и всякие твои государевы изделья делаем: острог починиваем и ров вокруг острогу копали и ченки округ острогу били и надолбы и башни новые делали, кочи и струги для твоей государевы службы делаем…».
А сколько было у этих людей мужества, силы воли, умения выжить в суровых сибирских условиях, когда они находились в автономных походах вдалеке от дома, один на один с диким зверьём и во враждебном окружении воинствующих аборигенов. Этого уже никогда не понять современному человеку – изнеженному цивилизацией, как можно месяцами, а то и годами жить в глухой тайге без надежды на экстренную помощь, без мобильных телефонов и изобилующих снедью магазинов. Кто не ощущает масштаба этих людей, пусть попробует (хотя бы мысленно) подняться без технической помощи силами 30-40 человек на гружёном коче или струге вверх по необузданной Ангаре, и будучи застигнутыми ранними заморозками, самостоятельно найти «угожее» место и срубить себе зимовье, чтобы весной продолжить свой путь, не забывая при этом ни на минуту об угрозах внезапного нападения. Именно таким образом енисейские казаки неустанно шли вперёд, завоевывая и обживая сибирские просторы.
Неоценим вклад енисейских казаков в освоение Сибири, множество имён остались в истории благодаря большим и малым свершениям и подвигам. Чьи-то имена до сих пор на слуху, а чьи-то подзабыты: Пётр Бекетов, Максим Перфильев, его сыновья и внуки, Иван и Осип Галкины, Поздей и Дмитрий Фирсовы, Василий Колесников, Елисей Буза, Василий Бугор, Василий Алексеев, Костька Москвитин, Семён Дежнёв, Иван и Яков Похабовы, Дружина Попов, Никифор Черниговский, Максим Уразов и многие другие. Некоторым из них поставлены в сибирских городах памятники, их именами названы улицы. И нам, современным красноярцам, важно знать и помнить имена своих великих земляков, которых до сих пор чтят по всей необъятной Сибири.
Иван Алексеевич Галкин (годы жизни неизвестны), енисейский казачий атаман. Сын сподвижника Ермака. По некоторым данным был послан на строительство Енисейского острога ещё в 1618 г., тем не менее первое документальное подтверждение его службы в Енисейске относится к 1629 г. Последнее упоминание в архивных документах – 1649 г. Что с ним было в последующие годы не известно. Как бы там ни было И. Галкин прослужил в Енисейске не менее 20 лет. Основал Илимский острог (1630 г., впоследствии город Илимск, который оказался в зоне затопления Усть-Илимским водохранилищем), Усть-Кутское зимовье (1631 г., ныне город Усть-Кут), Баргузинский острог (1648 г., ныне село Баргузин). Подробная биография И. Галкина приведена в книге А.В. Шишова «Сто великих казаков».
В городе Усть-Кут напротив железнодорожного вокзала установлен памятник И. Галкину. Его открытие состоялось 22.10.2011 (автор – ижевский скульптор Павел Медведев). Высота памятника 2,6 м. Бронзовая скульптура обращена на запад, на реку Лена, по которой в устье реки Куты, пришли казаки. Именем И. Галкина названа улица в Усть-Куте.
Пётр Иванович Бекетов (ок. 1606–не позднее 1661), енисейский стрелецкий и казачий голова. Назначен на службу в Енисейский отрог в 1627 г. Последние документальные сведения о П. Бекетове поступили с Амура в 1655 г. Есть версии, что он вернулся в Енисейск, а затем уехал в Тобольск, возможно был жив в 1660 г. и даже в 1661 г. То есть на службе в Енисейске состоял как минимум 28 лет. Основал Ленский острог (1632 г., ныне город Якутск), Жиганское зимовье (1632 г., ныне посёлок Жиганск), Олёкминский острог (1635 г., ныне город Олёкминск), Иргенский острог (1653 г., ныне село Иргень), Ингодинское зимовье (1653 г., считается, что зимовье положило начало городу Чита), Нелюдский острог (1654 г., ныне город Нерчинск). Жизнеописание П. Бекетова приведено в книге красноярского писателя В.М. Бахмутова «Государев служилый человек Пётр Бекетов».
Памятник П. Бекетову в Нерчинске открыт 15.11.1975 около железнодорожной станции (проект нерчинского художника Павла Протасова). Памятник был выполнен в парковом стиле с барельефным изображением П. Бекетова. Позже его реконструировали и 27.08.2016 перенесли на набережную реки Нерчи. Памятник в Якутске открыт 27.09.2007 (автор мемориального комплекса – якутский скульптор Афанасий Романов). Общая высота памятника пять метров. Скульптор изваял Бекетова из бронзы сидящим на венце неоконченного сруба, подчеркнув тем самым не завоевательские, а строительные заслуги первопроходца. Памятник в Чите открыт 31.10.2008 в районе Театральной площади. Мраморную ростовую скульптуру высотой около трёх метров выполнил улан-удэнский скульптор Александр Миронов. Именем П. Бекетова названы улицы в Якутске, Нерчинске, Чите.
Яков Иванович Похабов (?–1673), енисейский сын боярский. Службу в Енисейске начал в период 1643–1647 гг. Умер в Енисейском уезде. Таким образом службе в Енисейском остроге посвятил не менее 27 лет. Основал Баунтовский острог (1652 г., через два года острог был сожжён эвенками), Яндашский острог (1661 г., ныне город Иркутск), Кучидский острог (1662 г., ныне местность Хушида). Подробная биография Я.Похабова приведена в журнале «Сибирь» № 5 за 2017 г.
Памятник Я. Похабову в Иркутске открыт 14.09.2011 на Нижней набережной Ангары как памятник «Основателям Иркутска» (скульптор – народный художник России Михаил Переяславец, архитектор – Юрий Волчок). Через год с небольшим, 4.11.2012 на памятнике были установлены мемориальные доски, и он был переименован в памятник «Якову Похабову». Высота бронзовой фигуры – шесть метров, вес – пять тонн. По замыслу авторов, покоритель Сибири одновременно прощается с прошлым, бросая последний взгляд на реку, и оценивает предстоящую работу по закладке будущего города.
Иван Иванович Похабов (ок.1610–1668), енисейский сын боярский. Службу в Енисейске начал в 1642 г., умер в однодворной деревне на Кеми. Таким образом, И. Похабов отдал службе в Енисейском остроге 26 лет жизни. Внуки и правнуки И. Похабова и его младшего брата Семёна в середине ΧVIII в. переселились в Балахту, сегодня практически все красноярские Похабовы являются их прямыми потомками. Основал Култукский острог (1647 г., ныне поселок Култук). Более 200 лет считался основателем города Иркутска, как строитель зимовья на острове Дьячий в 1652 г., пока историк А.Н. Копылов не установил, что документально подтверждена только дата основания города Я. Похабовым в 1661 г. В честь И. Похабова названы улица в Слюдянке и речка Похабиха. Биография И. Похабова приведена в книге «Красноярские Похабовы: история фамильного рода».
Было бы несправедливо в перечне выдающихся енисейцев обойти вниманием самого знаменитого из землепроходцев Сибири, которого, почему-то, мало кто связывает с Енисейском. Это Семён Иванович Дежнёв (ок. 1605–1673), якутский казачий атаман. В 1636 г. начал службу в Енисейском остроге. В 1638 г. был послан в Якутск годовальщиком (на временную службу), где провёл долгие годы, числясь в списках енисейских служилых людей вплоть до 1659 г. Таким образом, в течение 23 лет С. Дежнёв был енисейским казаком, из которых 21 год значился на «отъезжей службе», то есть в отдалении от места дислокации острожного гарнизона. Памятники С. Дежнёву установлены на одноименном мысе (1956), в Великом Устюге (1971), Якутске (2005). Его именем названы улицы в Москве, Великом Устюге, Якутске, Красногорске, Казани, Хабаровске, Минске, Киеве, Днепре, Запорожье, Краснодаре.
Не знаю, кто ещё из енисейцев, кроме кратковременно находившихся здесь в ссылке известных людей (например архиепископа Луки или Г.К. Орджоникидзе), удостоен в других городах страны такой благодати, как людская память. Так неужели можно позволить себе роскошь забыть их?
Хочется верить, что всем нам по силам сделать всё возможное, чтобы к 400-летию Енисейска в довесок к памятнику основателям города появилась бы мемориальная доска, посвящённая подвигу наших земляков – енисейских казаков-землепроходцев. Это стало бы зримым напоминанием значимости Енисейска в истории Сибири и знаком нашей благодарности к этим людям.

Похабов Юрий Павлович,
краевед, город Железногорск
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.