Информация к новости
  • Просмотров: 1193
  • Автор: redaktor
  • Дата: 28.02.2013
28.02.2013

Долг платежом ужасен

Категория: Публикации

Но вот что интересно – первым двум инстанциям приставы отвечают на вопросы внятно и по существу, а вот с представителями прессы не всегда считают нужным церемониться.

Об инциденте, имевшем место в универмаге «Иннокентьевский» мы вкратце рассказали в предыдущем номере нашей газеты.

Напомним о событиях предшествовавших возникновению этой щекотливой ситуации. Между обществом с ограниченной ответственностью «Торгово-коммерческая фирма «Иннокентьевский» и индивидуальным предпринимателем Игорем Александровичем Бархатовым возник хозяйственный спор. В результате долгих разбирательств Арбитражный суд Красноярского края принял решение взыскать в пользу последнего 1 157 265 рублей 83 копейки, в том числе 1 138 543 рублей 27 копеек долга, 18 722 руб. 56 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 4 566 руб. 98 копеек расходов по уплате государственной пошлины.

От долга ООО «ТКФ Иннокентьевский» не отказывался и начал его выплачивать частями. Но индивидуальный предприниматель Бархатов захотел всё и сразу, и обратился в службу судебных приставов.

Приставы оказались не просто отзывчивыми, а, по мнению представителя ООО ТКФ «Иннокентьевский» Александра Салакко, чрезмерно активными. По его мнению, когда 6 февраля 2013 года в магазине «Иннокентьевский» судебными приставами-исполнителями производились опись и арест имущества, был совершен целый ряд нарушений федерального законодательства:

— В соответствии с частью 1 статьи 80 Федерального Закона от 02.10.2007 года «Об исполнительном производстве» №229-ФЗ (далее – Закон) судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. Таким образом, применение данного исполнительного действия возможно только в отношении имущества должника.

Как указано в части 4 статьи 49 Закона, должником является гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от совершения определенных действий. Принимая во внимание, что должником по исполнительному производству является ООО ТКФ «Иннокентьевский», при проведении процедуры ареста, судебный пристав обязан удостовериться, что арестовываемое имущество принадлежит именно должнику. Однако судебные приставы отказались принять во внимание договор ответственного хранения, который подтверждал, что описываемый приставами товар не принадлежит на праве собственности ООО ТКФ «Иннокентьевский». Согласно договору ответственного хранения с оказанием дополнительных услуг и правом реализации товара, ООО ТКФ «Иннокентьевский» на основании акта приема передачи приняло на ответственное хранение от поклажедателя, ООО ПКФ «Стройинструмент», товар, впоследствии описываемый в процессе исполнительного действия 6 февраля 2013 года. Из этого следует, что был произведен арест имущества, не принадлежащего должнику.

В соответствии с частью 6 статьи 80 Закона, акт о наложении ареста на имущество должника, подписывается, в том числе и лицами, участвующими при производстве данного действия. В силу части 7 статьи 80 Закона копия акта о наложении ареста на имущество должника (описи имущества), при изъятии имущества, направляются сторонам исполнительного производства незамедлительно. Однако, в нарушение указанных норм права, копия акта описи и ареста имущества представителю Общества не вручалась. Право на подписание акта не представлялось.

И это ещё не всё. При совершении приставами исполнительных действий, обязательно должны присутствовать понятые, которые должны удостовериться, что приставы действуют в рамках закона. Однако, по мнению Салакко, понятые не могли полностью видеть момент разгрузки-погрузки товара, а значит, удостоверить содержание и результаты описи и ареста имущества:

— Более того, одна из двух понятых ушла до момента окончания ареста. Как пояснил судебный пристав-исполнитель Зубков Виталий Владимирович, понятые «не обязаны присутствовать полностью во время погрузки и опечатывания товара, поэтому они могут расписаться заранее, так как товар был уже передан на ответственное хранение представителю взыскателя еще в середине исполнительного действия до момента окончания разгрузки-погрузки товара». Принимая во внимание указанные обстоятельства, необходимо сделать вывод, что приставами-исполнителями фактически не было соблюдено требование закона об обязательном участии понятых при проведении ареста имущества должника… И еще любопытно, пристав не допустил в «комиссию по описи товара к аресту» представителя должника. А в это время без полного состава «комиссии» представитель взыскателя - гражданка Бархатова (кстати, супруга предпринимателя Бархатова) складывала в коробки товар должника. Ситуация с личным участием Бархатовой повторилась не только 6 но и 20 февраля. Таким образом, пристав-исполнитель «шел на поводу» у заинтересованного лица, т.е. Бархатовой. 

Именно поэтому 20 февраля, когда в магазин «Иннокентьевский» вновь прибыли судебные приставы, должник пригласил представителей прессы – в частности «Бюро журналистских расследований» и редакцию газеты «Аргументы неделi. Красноярск».

Приставы вновь описывали товар, принадлежащий не должнику, а другой фирме, никаких обязательств перед предпринимателем Бархатовым не имеющей. Представитель ООО «Иннокентьевский» безуспешно пытался вручить руководителю операции по изъятию товара документы, подтверждающие этот факт, но приставы его не слушали – товар, по всей видимости, понравился «взыскателю» и этим всё было сказано.

За годы работы в журналистике одно я уяснил точно – если человек занят нужным и полезным делом, он очень приветлив и добр к людям моей профессии, готов ответить на любой вопрос, охотно фотографируется и широко улыбается. И наоборот – если застаешь кого-то за неблаговидным занятием, на тебя готовы с кулаками наброситься…

В этот раз нас, журналистов, встретили не слишком дружелюбно, настоятельно порекомендовали убрать фотоаппарат и диктофон и вообще посоветовали убираться подальше и не «путаться под ногами».

Оказывается, мы должны были свои действия «согласовать» с пресс-службой судебных приставов. Немало подивившись такому требованию и поинтересовавшись, в какой статье Закона о СМИ такое имеется, мы продолжили свою работу.

Тогда одна из женщин, представляющая интересы взыскателя, наблюдавшая за тем, как идёт опись товара, с яростным воплем: «Не надо меня снимать!» подскочила ко мне и то ли попыталась выбить у меня фотоаппарат из рук, то ли закрыть объектив ладонями…

Не добившись успеха в своем намерении, женщина потребовала, чтобы пристав вывел журналистов из зала. Тот, почему-то послушно начал исполнять её приказание. Показал нам удостоверение и попросил нас покинуть магазин. Мы поинтересовались: «А если мы не станем уходить, вы нас вышвырнете?»

«Зачем? Упаси Бог!», – пробормотал пристав и отошёл. Работы по описи и аресту имущества остановились. Сначала все ругались на журналистов, и просили нас уйти. Затем стали звонить в пресс-службу. Надо сказать, её руководитель, Андрей Кабиров, поступил разумно и препятствия нам чинить запретил. После этого каждый занялся своим делом. Приставы продолжили описывать товар, а мы снимать и записывать происходящее на диктофон.

Кабиров позвонил нам, попенял на то, что не предупредили пресс-службу заранее…

Мы, тем не менее, продолжали «путаться под ногами». И вот что интересно: после того, как наше пребывание в магазине приобрело некую «легитимность», поведение приставов резко изменилось, и не только по отношению к нам.

Так, например, Александр Салакко, безуспешно пытавшийся вручить приставу Виталию Зубкову документы, свидетельствующие о том, что изымаемый товар принадлежит другому владельцу, наконец-то сумел это сделать. Документы были приняты.

Выяснились и другие любопытные вещи. Изъятие происходило уже не в первый раз, но на какую сумму товар был вывезен ранее, и какова стоимость товара, арестованного на момент нашего пребывания в магазине, пристав-исполнитель Зубков ответить не смог. Неизвестна эта информация и взыскателям. Оказывается, точный подсчёт идёт «потом», когда по ощущениям долг взыскан. Если же выяснится, что приставы забрали лишнее – должник может вернуть товар в судебном порядке. Также в суд теперь придется обращаться и фирме, на свою беду сдавшей должнику товар на ответственное хранение…

То есть если кто-то взял больше – идите в суд и через суд забирайте товар? Абсурд. Но это лишь наше мнение.

Вообще, как выясняется, с должниками иметь дело опасно. Вы зашли, например, попить чайку, к человеку, на котором висит какой-то долг, сняли пальто, расположились за столом, а тут – приставы… А ваша верхняя одежда понравилась взыскателю. Это значит, вы идете домой налегке без пальто и портков.

В связи с этим хотелось бы, чтобы руководство службы судебных приставов Советского района ответило:

1. Почему после изъятия товара должнику не вручалась копия акта описи и ареста имущества (6.02.2013г.)?

2. Почему представитель должника изначально не был допущен к процедуре описи и ареста товара, и это было сделано только после вмешательства журналистов (6 и 20 февраля)?

3. Почему судебные приставы изначально не принимали у представителя должника документы, свидетельствующие о том, что товар принадлежит третьему лицу, и сделали это только после того, как этот вопрос им задали журналисты?

4. Каков порядок изъятия товара у должника?

5. Нормальна ли ситуация, когда НИКТО из участвующих в описи имущества не знает, на какую сумму уже изъят и арестован товар (6 февраля) и сколько еще нужно взять (20 февраля), чтобы погасить долг?

6. И наконец: имеет ли право пристав-исполнитель забирать то, что должнику не принадлежит?

С нетерпением ждем ответов на поставленные вопросы. И предупреждаем, обтекаемых ответов нам не присылайте, и сроки соблюдите так, как велит закон о СМИ. Наш почтовый адрес: г. Красноярск, 660064, а/я 2509.

Дмитрий Голованов

Бюро журналистских расследований «ФАКТ»

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.