Информация к новости
  • Просмотров: 1058
  • Автор: redaktor
  • Дата: 28.02.2013
28.02.2013

«Гражданская платформа»: альтернатива, а не оппозиция

Категория: Публикации

- На Вашем рабочем столе лежит замечательная книга Омара Хайяма, и первый же Рубаи, открытый наугад, звучит следующим образом:

Не выращивай в сердце печали росток, 
Книгу радостей выучи, друг, назубок, 
Пей, приятель, живи по велению сердца: 
Неизвестен отпущенный смертному срок.

- Да, вы очень удачно открыли книгу именно на этом четверостишии. Я считаю, не стоит грустить по поводу сегодняшнего положения дел в стране, надо с оптимизмом смотреть даже на политическую ситуацию. Так повелось, что в Сибири никогда легко не жилось, в силу огромного пространства, отдаленности… и мы ничем не отличаемся от наших предков. Поэтому нужно делать всё для того, чтобы последующим поколениям жилось именно в Красноярске и крае гораздо лучше, чем сейчас.

- Оптимистический посыл, с которого мы начали, не случаен. Партия ваша совсем молодая, и может быть, отсюда исходит энтузиазм всего вашего коллектива и лидеров?

- Новая жизнь всегда рождается для созидания, но никак не для войны и разрушения. Поэтому главный лозунг нашей партии: «Мы не оппозиция, мы – альтернатива». Нам ни в коем случае не нужны революции, баррикады. Нам нужно принятие альтернативных решений, поданных от нашей партии действующей власти. У нас очень много идей – конструктивных, интересных, мирных, которые способны изменить нашу жизнь в лучшую сторону именно альтернативой, а не революцией. Это главное. Когда мне задают вопрос: «Ведь вы же оппозиция?», я всегда спрашиваю себя: а оппозиция по отношению к кому? Вот к этим людям на улице, или к своим родителям, или к своим родственникам, друзьям? Да нет же! В последнее время слово оппозиция приняло у нас крайне негативный, даже ругательный оттенок. Поэтому хотелось бы, чтобы красноярцы воспринимали «Гражданскую Платформу» именно как альтернативу действующей власти. Поэтому к нам в партию идут совершенно разные люди: представители рабочего класса и интеллигенция, студенты, молодежь  и люди, уже состоявшиеся в жизни. Настолько смешался состав, что разбить его по каким-то социальным секторам или профессиональной принадлежности  просто не представляется возможным.

- Но сейчас вы стали привлекательны именно для среднего класса…

- Да, для креативного среднего класса. Для думающего человека, в первую очередь.

- В анкете, которую заполняют при вступлении в вашу партию, есть ли графа, в которой указываются мотивы? Может быть, кого-то привлекает именно фигура Михаила Прохорова?

- И такие случаи тоже есть. Но сказать, что приходят только из-за внешних характеристик Михаила Прохорова, не могу. Многие мотивируют свое отношение к партии  и  личной симпатией к Прохорову, к его харизме и к тем тезисам, которые люди слышат из уст нашего лидера и именитых партийцев.  Большинство приходящих – это представители малого и среднего бизнеса. И, как правило, все они начинают с такой фразы: «Мы понимаем, о чем он говорит». Человек, знающий, что такое бизнес, и  как следует развиваться в российских условиях, согласен с ним. И когда Михаил Дмитриевич говорит о своих позициях, включая пенсионную реформу, налогообложение, вопросы, касающиеся школьных образовательных реформ, люди просто понимают, о чем он говорит. И нас радует,  что русский человек сегодня стал слушать политиков более внимательно и глубже вникать во многие вопросы.

- В Красноярске лидером «ГП» является Константин Сенченко. А может быть, многие красноярцы приходят в партию из симпатии к нему?

- Константин Владимирович очень давно занимается благотворительной деятельностью, помогает спортсменам, инвалидам, школьникам и вообще людям разных профессий в осуществлении их проектов. Например, перед последней КРЯКК им была оказана помощь молодому красноярскому автору в издании книги. Еще пример из последних: красноярец Евгений Нечаев – трёхкратный чемпион мира по пауэрлифтингу, судья международного класса, вице-президент ассоциации пауэрлифтинга России, был приглашен на престижный чемпионат по силовым видам спорта «Арнольд Классик 2013» в США, который ежегодно проводит Арнольд Шварценеггер. Константин Сенченко – единственный красноярский бизнесмен, который поддержал Евгения в подготовке поездки. Получается, город совсем не заинтересован в том, чтобы наш земляк заявил на весь мир о силе сибирских спортсменов, поднял престиж края…

Многие знают Константина именно по благим делам, и есть ряд людей, которые приходят к нам,  оценивая и его личные и профессиональные качества в том числе.

- И все же большая часть приходит к вам именно по идейным соображениям?

- Да, это так. Удивительно, но одна из последних сторонниц, написавшая заявление – простая домохозяйка, молодая девушка, которая, казалось бы, далека от политики. Она говорит: «Мне так обидно за нашу страну. Я так хочу что-то сделать, хотя бы у себя во дворе, чтобы изменилась наша жизнь и жизнь наших детей к лучшему». Она так и пишет в своем заявлении: «Я очень переживаю за свою страну». Ну, как пройти мимо такой анкеты, как не пойти такому человеку навстречу?

- Расскажите, что скрывается за ежедневной работой любого партийного функционера в вашем штабе? Какие проходят  мероприятия, съезды, конференции?

- 2012 год мы закончили активно: была проведена масса партийных мероприятий, в том числе и благотворительных, в чем активно участвовал и Константин Сенченко – его энергия и инициатива были первичны. Мы пытались показать жителям города, что партия есть, поэтому мы общались с  красноярцами на новогодних мероприятиях, поздравляли юных шахматистов на турнире, проводили новогодние праздники во дворах с поздравлениями от «ГП», приходили с подарками в детское отделение больницы № 20, подарили детям телевизоры, чтоб им не было скучно в новогоднюю ночь.

Еще в прошлом году мы начали акцию по сбору вещей, игрушек и подарков для детей из детских домов и для людей, попавших в сложную жизненную ситуацию. До сих пор к нам в штаб приносят вещи, и мы их передаем по организациям.

В декабре на сессии депутатов Законодательного Собрания  края впервые выступали непарламентские партии. Мы первые подали заявку, и Константин Сенченко с депутатской трибуны обратился к жителям края и депутатам краевого парламента с предложениями от нашей партии. Мы акцентировали внимание на городских проблемах экологии, на недопустимости строительства крупных объектов, которые могут наносить ущерб здоровью граждан без общественных слушаний, и резюмировали тезисом о необходимости усиления гражданского контроля. Будут ли реагировать  депутаты на наши предложения – сложно сказать, но региональное отделение в любом случае будет продвигать решение этих вопросов.

В конце декабря мы начали формировать участковые избирательные комиссии. По новому закону они формируются на 5 лет. Только в Красноярске существует более 300 УИК, и наша партия имеет право предоставить по одному кандидату на каждую комиссию. Поэтому мы активно работаем в соц. сетях, общаемся лично через друзей, знакомых. К концу февраля заканчивается прием документов в территориальные комиссии по формированию участковых избирательных комиссий, в нашей партии уже подано документов почти на 500 человек.

 - 500 человек – это очень серьезный показатель для недавно созданной партии. Вы уже полностью охватили Красноярск, а это почти треть избирателей всего региона.

- Да, это действительно хороший показатель. Тем более что работа, предстоящая этим комиссиям на ближайшие пять лет, серьезная и ответственная. В нее включаются выборы в горсовет Красноярска и в Законодательное Собрание, выборы губернатора... Но существует проблема отсутствия четкого регламента принятия в комиссию. В нее безоговорочно принимаются кандидаты от парламентских партий. А непарламентские буквально вынуждены тянуть жребий.  Вопрос принятия или не принятия целиком и полностью остается на усмотрении территориальной комиссии. Поэтому нам откровенно говорят, что не все наши люди могут туда попасть, и предлагают отправить их в резерв. Но мы ведь понимаем, что резерв означает только одно: человек не будет участвовать в работе комиссии.

Но мы, как вы верно прочитали у Омара Хайяма, настроены оптимистично. Этих людей мы будем отправлять с правом совещательного голоса в комиссии и наблюдателями. А на выборах в красноярский Горсовет еще и в окружную комиссию отправим.

- Последние выборы показали, что даже из парламентских партий реально закрывают все участки только Единая Россия и КПРФ. Это означает, что даже ведущие партии еще не готовы к организации работы наблюдателей. Еще ощутимей это в сельской местности, где присутствуют только два наблюдателя и два члена партии от КПРФ и Единой России.

- Вся проблема заключается в отсутствии кадров, даже в городе. Найти специалистов с отличной юридической подготовкой и опытом работы в избирательной комиссии  практически не реально. Поэтому мы стараемся отбирать людей, которые со знанием дела подходят к работе и способны чему-то научиться. На самом деле в этой работе нет ничего сложного. Я думаю, что в ближайшее время мы проведем свою обучающую школу для членов участковой комиссии, чтобы помочь им сориентироваться до начала работы.

- Почему так важно, чтобы ваши люди были в участковой комиссии?

- Я считаю, что это хорошее продвижение бренда партии. Например, рядовой гражданин, пришедший на выборы, увидит в списке членов комиссии с правом решающего голоса представителя «Гражданской Платформы» и, может быть, заинтересуется, а что это вообще за партия. Мы активно работаем в соц. сетях, есть сайт в Интернете civilplatform.ru, есть наши странички «Гражданская Платформа в Красноярске» на Фэйсбуке и Вконтакте. Но мы рады пообщаться с нашими сторонниками и «вживую»: адрес, по которому нас можно найти в Красноярске: пр. Мира, 45 (2 этаж), тел. 285-11-66. Вот-вот начнется кампания по выборам депутатов красноярского Горсовета, и мы предлагаем красноярцам выйти на нас со своими предложениями, а может быть, кто-то станет кандидатом в депутаты.

- В Ачинске, Назарово, Шарыпово к кому обращаться?

- Местных отделений партии пока нет. Активисты сами должны выйти на нас, а мы уже будем рассматривать их потенциал и принимать решение.

Когда проходила президентская кампания, практически во всех крупных городах у нас были свои активисты. Сейчас, когда полным ходом идет партийное строительство, это становится гораздо сложнее, ведь человек должен взять на себя ответственность не на короткий период избирательной кампании, а на более длительный – строить будущее партии. Есть, например, отдельный активист в Канске от «ГП», который сам приехал и предложил свою помощь – на Новый год он помогал детскому дому, поздравлял горожан от партии.

К нам обращаются даже из Хакасии. Это лидеры общественного мнения, активисты, которые очень много занимаются спортом и патриотическим воспитанием, в целом достаточно интересные молодые люди. Но так как Хакасия – это другой субъект РФ, у них должно быть свое региональное отделение. Поэтому мы не можем помочь им как юридическое лицо. Единственное, в чем мы можем посодействовать нашим соседям, ­– поделиться идеями, методикой, опытом и людьми. Мы даем им советы по созданию регионального отделения, подсказываем, как сделать первый шаг, с чего начать. Если у них будет получаться, мы, конечно же, будем им помогать. Притом Хакасия настолько тесно связана с югом нашего края, например, с Минусинском. Они уже очень давно разрабатывают совместные проекты по туризму и спорту, совместно реализовывают грантовые программы... Поэтому они не понимают, как им на юге можно разделиться, и обращаются к нам за поддержкой.

- А как вы поддерживаете связи с Тувой?

В Туве точно такая же ситуация, как и в Хакасии. Они приезжали к нам во время президентской кампании, там были даже активисты «Правого дела». Но лидером у них был красноярец, и он в силу своей работы вернулся в Красноярск, поэтому движение там приостановилось. Видите ли, Тува – достаточно проблемный регион, там очень сильна клановость. Поэтому крайне сложно создать в Туве штаб оппозиционной партии, это может быть просто опасно. Там есть активисты, которые очень хотят открыть свое отделение. И мы, конечно, в свою очередь обратимся в федеральный штаб, но от нас не может зависеть открытие регионального отделения в другом субъекте федерации.

- Хорошо, а теперь пару слов о северном направлении: Норильск, Игарка, Хатанга… Прохоров ведь был гендиректором «Норникеля», должна была создаться волна партийного движения?

- Но мы ведь понимаем, что там существует серьезная монополия. В этом направлении двигаться гораздо труднее в силу массовости работников на «Норильском никеле» и других заводах. Я думаю, для этого нужно время.

С Игарки к нам приходят по электронной почте письма с просьбами и даже предложениями. Им необходима, в первую очередь, юридическая помощь. Люди там не могут решить очень многие жизненные вопросы, например, связанные с ЖКХ. Поэтому они просят нас открыть в Игарке местное отделение, отправить им юриста – с этого и нужно начинать.


КОНСТАНТИН СЕНЧЕНКО: «Везде нужно искать золотую середину»


- В связи с произошедшими катаклизмами наверху за последние полгода и всей этой «чехардой» вам самому не надоело заниматься партийной деятельностью?

- Знаете, я так устроен, что если за какое-то дело берусь, то не могу бросить его на полпути. Поэтому на сегодняшний день ни о каком выходе из партии и прекращении партийной работы речи не идет. Все всерьез и надолго, планы у нас как минимум пятилетние.

Но если появится через некоторое время талантливый молодой человек, сильная личность, которая сможет возглавить партию и дать ей новый импульс, я готов уступить место. Потому что для меня самое главное – это дело.

- А вы удовлетворены работой красноярского исполкома?

- Нас всего трое в «Политкомитете»: я, Ольга Ужва и Виктор Потуремский. Сейчас идет подготовка к предстоящей избирательной кампании. Впереди выборы в горсовет, и мы однозначно будем принимать в них участие. Мы приняли решение, что партия сформирует и партийные списки кандидатов, и будут свои кандидаты по одномандатным округам. Сейчас мы ищем людей, которые готовы в честной борьбе поучаствовать в выборах в городской Совет от нашей партии.

Всего будет 18 округов, и у нас примерно половина из них уже закрыта. Но еще остаются свободные вакансии. Поэтому, если есть желающие, – те, кто разделяет идеалы партии и считает, что стране необходимы перемены, – добро пожаловать. Мы готовы от своей партии дать им направление на эти выборы. И особенно я хотел бы призвать к участию молодежь, потому что для молодых и активных людей участие в выборах в качестве одномандатников – это вообще уникальная школа и опыт преодоления препятствий, потому что борьба будет жесткая, и только в такой борьбе закаляется характер.

- Участие в выборах, сама партийная деятельность, работа в комиссиях – все это в жизни пригодится? Для бизнеса, для профессиональной деятельности, не обязательно связанной с работой в партии?

- Да, для молодежи участие в политической борьбе – это поистине уникальный опыт, который пригодится потом в жизни, и в бизнесе в том числе. Для тех же, кто в бизнесе уже состоялся, участие в политической деятельности – уже не аспект бизнеса, а способ служения обществу. Когда достигаешь определенного возраста, решение каких-то частных материальных интересов отходит на второй план, и возникает вопрос, а как будут жить твои дети и внуки? Поэтому у нас есть две категории: та, которая хочет получить некий опыт и трамплин для будущего развития, и те, кто пришел поделиться и передать свой опыт будущим поколениям.

Для меня лично участие в политике – это не рычаг бизнеса. Я четко разделяю эти вопросы и никаких политических дивидендов с этого точно не имею, даже наоборот, получаю какие-то риски по бизнесу. Это вопрос каждого человека: а для чего мы живем?

- Хорошую философскую тему подняли. Как Вы думаете, почему такие известные люди как Андрей Макаревич, Алла Пугачева или Леонид Ярмольник, у которых с деньгами точно все в порядке, участвуют в политике и поддерживают партию «Гражданская Платформа»?

- Наверное, есть люди, которые более тонко чувствуют общество, это люди с обостренным чувством справедливости. И такие личности как Андрей Макаревич приходят в этот мир все-таки в первую очередь не для того, чтобы заработать денег и решить какие-то свои материальные вопросы, а для того, чтобы что-то отдавать обществу, изменять его к лучшему…

Проблемы страны ведь не меняются при смене режима и власти. Крепостное право и сталинские лагеря, репрессии и беззаконие до сих пор сидят в нашей глубинной памяти. Россия – это огромная страна, 140 млн. человек со своими традициями, убеждениями, в том числе и прежними страхами. И от того, что сменится президент или генсек, общество за один день не поменяется. Чтобы стереть всё это из нашей памяти, нужно время. Конечно, всегда есть пионеры, которые опережают развитие общества. И такие люди, как Алла Пугачева или Андрей Макаревич как раз находятся на гребне волны.  

Совершенно очевидно, по крайней мере, для меня, что общество будет двигаться в этом прогрессивном направлении. По мере решения своих материальных проблем (а нынешнее общество все-таки богатеет), дальнейшее чувство, которое появится – это чувство собственного достоинства и чувство свободы. Это неизбежный процесс. Когда человек решил свои материальные проблемы, ему необходимо уважение и общественное признание. Он уже не готов жить в бесконечном страхе и бояться даже головы поднять. А сегодня, к сожалению, чувство страха, боязнь высказать свое собственное мнение охватывает большую часть нашего населения. Особенно это касается бюджетников, людей, которые зависимы от власти. Они боятся, например, что их уволят, лишат премии и т.д.

И бизнес также живет в страхе. Он полностью зависит от воли силовиков. Любой бизнес сегодня можно уничтожить буквально росчерком пера. Самый простой пример: у нас уже в начале этого года 200 тысяч предпринимателей сдали свои патенты. Это связано с тем, что в январе были подняты отчисления в пенсионный фонд. То есть какой-то чиновник, сидя в Кремле и не понимая до конца ситуации в стране,  особенно в сельской местности, вынес такое решение. А оно, кстати, касается абсолютно всех, так как закон у нас для всех един. В итоге огромное количество мелких предпринимателей оказалось за бортом. А это может быть, например, сапожник, ремонтирующий ботинки где-нибудь в деревне, и доходы его составляют 10 тыс. руб. в месяц. Он законно и открыто работал, платил налоги, а теперь вынужден либо стать безработным и получать пособие, либо уйти в подполье и работать нелегально.

Второй пример: принят закон о тотальном ограничении табакокурения. Я сам не курю и считаю, что это правильный закон. Но у нас в стране около 45 млн. курильщиков. И вдруг одномоментно им запрещают курить в общественных местах. Делать это за каких-то полгода неправильно. Почему? Во-первых, чтобы сегодня правильно организовать специальные комнаты для курения, нужны инвестиции, огромные затраты; во-вторых, под этот закон подпадают в том числе и кальянные, а это сегодня – огромная индустрия, полноценный элемент городской жизни. Вдруг все это объявляется незаконным, и люди несут огромные убытки. Почему бы не подойти к этому вопросу как-то поэтапно? Например, сначала запретить курить в общественных местах до 9 часов вечера, ведь после этого времени детей уже в кафе нет. В кальянные с детьми тоже не ходят. Должен же быть какой-то более гибкий и разумный подход, более плавные переходы – хотя бы 5-7 лет, чтобы люди могли спокойно перестроиться. Но, к сожалению, огромная власть некоторых политиков сегодня позволяет буквально играть судьбами людей. Я же считаю, что везде нужно искать золотую середину.

Светлана АШИХИНА

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.