Информация к новости
  • Просмотров: 703
  • Автор: redaktor
  • Дата: 14.03.2013
14.03.2013

Легенда о финисте

Категория: Публикации

Людомир, как один из многомудрых и могучих богатырей-волхвов, опасность предчувствовал заРа-нее. На Ра-ссвете он попробовал совершить мистическое путешествие на Небеса, чтобы выяснить причину тревоги, но впервые в жизни ему отказали в приёме все его Небесные начальники: на время проведения важного официального испытания существовал запрет на общение с подопечными, чтобы исключить постороннее влияние и обеспечить объективность теста-соблазна. Наличествовал отдельный раздел служебного Устава в общем Завете (договоре), согласованный с Нечистой силой. Людомир ведал, что отказ от аудиенции – очень нехороший знак, и знал: без причин его Учителя-кураторы уклоняться от общения не будут. Кроме того, вторые сутки безмолвствовал, как воды в рот набрал, даже его собственный Ангел-хранитель. Царь давно получил высшую привилегию Небес – свободное круглосуточное общение с собственным Хранителем; понятно, что за исключением Божьего воскресного дня, когда на всей земле устанавливалось суточное перемирие Сил, а Светлые ангелы участвовали во Вселенском молебне-богослужении. В левое ухо, пользуясь молчанием хранителя, бес нёс такую несусветную ахинею, что Людомир был вынужден наложить на него злющее заклятие полной немоты. Бес-искуситель затих, но, видимо, не на шутку обиделся; проворчал перед тем, как онеметь, что некоторые юмора не понимают... Растревоженное отцовское сердце не давало Всеславу возможности соблюдать правила приличия… Обернуться орлом-беркутом, серым гусём, чтобы слетать – посмотреть, что происходит дома, – ему также не разрешили; не позволено было и воспользоваться охотничьим боевым соколом, которого Людомир использовал при необходимости для беспилотной разведки, глядя его глазами, а, точнее, считывая визуальную информацию. Караван судов так и шёл по реке до самого дома в полнейшем неведении.

…Царь, будучи в нетерпении, спрыгнул на берег с лодии, не дожидаясь, когда её подтянут, учалят и пришвартуют к причальной стенке и подадут трап. То, что увидел он воочию в порту, его неприятно поразило. Издали, с реки, он лицезрел большое скопление народа, костры и шатры со столами и пирующими людьми. Сейчас вся эта шумная и нетрезвая масса высыпала на причал и бурно приветствовала своего государя. Араты любили и почитали мудрого, могучего и ведающего архиволхва, богатыря-Всеслава. Но царь, как носитель властных, повелительных полномочий, не мог допускать панибратства, в его арсенале для этого имелось много приёмов. Нескольких наиболее назойливых и пьяных встречающих пришлось решительно поставить «на место», не прибегая к крайним мерам, для этого хватило обычного грозного взора. Однако подданных своих Всеслав неприятно не узнал. За время его отсутствия горожане сильно изменились – это были уже не кроткие, послушные и добронравные, а какие-то другие люди, с заметно изменившейся в худшую сторону духовно защитной оболочкой, напоминающей теперь надкушенное яблоко…

Высокий, статный, широкоплечий и белокурый чужеземец с белозубой улыбкой, держа в руках гусли-самогуды, смело и неотрывно, непривычно для царя глядя в самую бездну его всевидящих очей, отвесил Людомиру глубочайший, почтительный земной поклон и замер, опершись на одно колено. Царь знаком велел ему подняться, назвать своё заветное и родовое имена и ответить, какого он роду-племени. Лель сказал, что он Лукоморский князь арейского роду-племени, что гостил у аринцев, родственных ариям, живущим на Агуле – притоке кровавого Кана-реки, и зашёл в Яр-город по торговым делам. Интуиция зверя подсказывала Всеславу, что перед ним вовсе не тот, за кого себя пытается выдать, а сильный, опасный и коварный враг, прячущийся под льстивой личиной, – волк в овечьей шкуре. Лель в это время завёл хвалебную песнь в честь прибывшего хозяина, ещё раз поразив и озадачив Людомира знанием подробностей его биографии и мелких деталей подвигов. Публика была на пике восторга от его сказочного, чарующего пения. Но мистический Белый Медведь, гены которого от далёкого пращура жили в сердце царя аратов, не позволил ему, как остальным, потерять бдительность, усыпляемую лестью и чарами Сладкозвучного. В реальном бою или при критической опасности для племени медведь брал на себя управление телом хозяина, что позволяло творить непонятные для непосвящённых богатырские ратные чудеса и подвиги на ристалище и увеличивало его силу, его мышечную и оперативную реакцию до десяти раз. Самый страшный из боевых приёмов Всеслава: обернуться прямо на ратном поле в своего тотемного покровителя – огромного и свирепого белого медведя-оборотня. Выдержать угрозу или нападение двухтонного зверя-монстра, да ещё в боевом булатном доспехе, мало кто из его врагов-супостатов был способен: требовались особые морально-волевые богатырские качества…

Асмодей тоже был раздосадован, увидев перед собой свирепый мистический оскал звериного пращура царя. Он лицезрел то, что физическим врагам Всеслава удавалось узреть, как правило, только в последний миг своей несчастной, трагической жизни. Козлоногому Пану, которого невольно прошиб холодный пот, ничего не оставалось, как признать свою первую конфузию. Архизмея было напугать очень не просто! Его предок Великий Наг, ядовитый стометровый серпентиноид, в поединке взглядов был разоблачён Белым Медведем – хозяином и гордостью Матушки-природы Мингард-Земли. Ментально он был побеждён благородным зверем, аналогов которому по силе, бесстрашию и решительности не было во всей Светлой Вселенной. Белый медведь – самый крупный хищник планеты – выживал в таких тяжёлых арктических природных условиях, где даже крохотные животные выжить не могут, и вынуждены впадать в спячку-анабиоз, так же, как и его бурый родственник, ложащийся спать на всю холодную и значительно менее лютую зиму. Природный зверь мог в открытом Ледяном океане напасть на хищного кита-белуху или касатку, напасть на их семью или целую стаю, а убив, вытащить на лёд и утолить голод. Вес добычи, если это белуха, мог быть в двадцать раз больше веса нашего чемпиона. Медведь мог, не выходя на сушу, проплыть до десяти тысяч километров в Ледовитом океане, питаясь тем, что поймает в арктической воде…

Лелю, архисерпентиноиду по своей сакральной сути, срочно пришлось менять тактику, и с поверхностной лести перейти к воздействию на более потаённые и глубинные струны души Настиного отца. У кобры – смертельно ядовитой змеи – самая опасная тактика обороны: прикинуться дохлой, чтобы усыпить бдительность врага. План соблазна и искушения, изначально, как казалось Асмодею, хитромудрый и детальный для того, чтобы соблазнить Настеньку нахрапом, «сходу», теперь необходимо было ещё более усложнять. Помощи «благодарного» отца, на которую он очень рассчитывал, ждать явно не приходилось. Белый Ферзь на второй шахматной доске – «Жажда наслаждения», – угрожая Чёрному Ферзю, поставил жёсткий блок защиты и взял инициативу игры на себя: поединок становился увлекательным и бескомпромиссным, захватить «белых» врасплох не удалось.

Князь Тьмы начал широкомасштабную корректировку своей собственной, индивидуальной программы искушения и «штучного» плана овладения Настей. Людомир же мрачнел и мрачнел по мере своего детального изучения прибывших чужеземцев, их корабля, их оружие, их бесцеремонного, когда они считают, что их никто не видит, и тщательно контролируемого поведения, когда они общаются со сторонними, их постоянной собранности и внимательности, можно сказать, бдительности и боеготовности, – друзья и порядочные гости себя так не ведут.

Всеслав понял: малой кровью от этих коварных и сильных врагов не откупиться – это спрос по их души. «Видимо, скоро встретимся мы с тобой, моя ненаглядная Ладушка Зареслава».

Если Асмодею удастся совратить или хотя бы осквернить Настю, будет сорвана и не состоится её планируемая свадьба с Демиургом. Ведь малейшее пятнышко, даже тень пятнышка на репутации – наглухо закрывает для женской души двери на Седьмое Небо. Любовь ангела для даже немного несовершенной женской души смертельна, ибо она сгорит, не выдержав импульса – выброса Светлой энергии, исходящей от Небесного Супруга. Малейшее тёмное пятнышко, даже его тень, приведёт к её полному испепелению… Прибытия Финиста на Землю опасалось всё Пекло. Каким-то образом Тёмным силам удалось раздобыть его послужной воинский список; и начались паника и трепет. Если такая «птичка» пройдётся рейдом в своей энергетической форме по Преисподней, – всей Нечистой рати не хватит на два часа боя, точнее, избиения. Напрасно князья успокаивали своих подчинённых, говорили, что убивать в Пекле их никто не собирается и не имеет права. Быть уничтоженными в Яви они тоже опасались, и панические слухи подавить не удавалось... Но если свадьба по каким-то причинам не состоится, Финиста отправят назад, на дальнюю Границу Вселенной. Очень многое для Тёмных сегодня стояло на кону. После того, как земная девушка познает любовь Ангела, она становится полностью неуязвимой и недоступной для любых козней Нечисти. После любви демиурга-аватара никакой другой любви для земной женщины больше не существует, никто другой не нужен и не интересен; да и незримые Небесные охранители близко никого Тёмного с низменными намерениями и целями к ней не допустят… Ведь любовь Ангела – Любовь высшей эманации на высшем духовном уровне, любовь, в которой происходит сакральное и метафизическое слияние до этого спящей человеческой души возлюбленной с душой её Небесного суженого. Происходит полное растворение её души и рождение души новой небесной формации, в которых, по аналогии с физическими процессами, благодаря достижению суммарной критической «массы», как бы зажигается энергетическая цепная реакция, переходящая в реакцию, подобную реакции термоядерного синтеза, и общий энергетический потенциал такой энергетической установки, как вспыхнувшая новая Звезда, освещает и освящает своим осиянным светом Небесной Любви окружающее пространство. Премудрость Божья, оплодотворяя Небесной Любовью спящую, но достойную такой любви женскую драгоценную человеческую душу, одновременно открывает особыми сакральными ключами ей доступ на Седьмое Небо, то есть в Седьмое измерение Небожителей, недоступное простым смертным. Свадьба с демиургом для земной женской души – это особый, желанный и самый высший по духовному потенциалу путь развития. Ни один земной Супруг, каких бы высоких ступеней интеллектуального или иерархического развития он ни достиг, будь он даже царь царей по своему положению в четырёхмерном обществе, – не сможет, отдав ей всё, что у него есть, и всю свою любовь до капли, дать и сотой доли того осиянного и всепоглощающего счастья её душе, которое даёт Небесный Супруг. Небесная Любовь, как восходящее Солнце, освещает своими лучами всё вокруг, затмевая собою даже самые яркие ночные звёзды Любви земной. Это есть Первая ступень обретения Небесного бессмертия. Но на первом этапе такое небожительство женская душа не наследует в следующей жизни; чтобы снова она получила доступ в Ирий Небесный, ей понадобится новая свадьба с её Суженым, Небесным Супругом. Она снова должна засиять от духовного метафизического слияния с эманацией ангельской души; а значит, повторная попытка искушения может быть предпринята Преисподней только в другом, следующем, её земном существовании, до нового замужества. Но каждое последующее испытание, которое должна выдержать её душа перед новой свадьбой, будет в три раза сложнее предыдущего. Совместные дети, мальчики, родившиеся от смешанного брака человеческой женской души с демиургом-аватаром, необходимы для улучшения племенной благородной элиты человеческой породы в Яви и могут при условии благой жизни сразу наследовать Царствие Небесное[1]. Девочки, вернее созревшие яйцеклетки, использовались, как правило, для наградной экстракорпоральной трансплантации женщинам семей благочестивой элиты.


Александр АЛЕКСАНДРОВ 



[1] «Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери2,тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали [их] себе в жёны, какую кто избрал3.И сказал Господь: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет4.В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди» («Первая Книга Моисея. Бытие 6:1‒4») 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.