Информация к новости
  • Просмотров: 1290
  • Автор: redaktor
  • Дата: 12.09.2013
12.09.2013

Спасённые души

Категория: Публикации

–Как давно существует ваша Служба и для чего она была создана?

– Создана 21 января 2013 года на основании совместного соглашения ГУФСИН, Общественного совета, ГУВД края, Министерства социальной политики, Агентства труда и занятости. Фактически начало работы приходится на конец февраля – начало марта.

Основная цель создания – снижение рецидивной преступности в крае. Эта задача решается несколькими методами. Во-первых, мы оказываем помощь бывшим осужденным в решении социальных вопросов. Это, конечно же, в первую очередь вопрос трудоустройства. Не секрет, что ранее судимому человеку очень непросто найти работу, тем более в наше время. Кроме того, многие за время отбывания наказания утрачивают документы, в связи с чем возникает необходимость восстановления трудового стажа. Нередко оказываются разорваны социальные связи, теряются контакты с родственниками. Очень часто возникают проблемы с жильем: после освобождения человеку просто некуда податься, у него нет крыши над головой.

Все эти вопросы необходимо как-то решать, потому что рано или поздно эти люди, не имея места для проживания и официального источника дохода, снова идут на преступление. Чтобы элементарно выжить! Наша Служба призвана помочь таким гражданам «зацепиться» в жизни, она дает им эту необходимую поддержку.

 

Существуют ли в крае другие организации, подобные вашей?

– Нет. Причем нет не только у нас в крае, но и во всей России. Это пилотный проект, первый и единственный в своем роде. В большинстве российских городов существуют центры социальной адаптации, которые предназначены для лиц, не имеющих места постоянного жительства. Только люди могут находиться там лишь полгода, в течение этого времени им необходимо найти себе работу и жилье. А ведь есть и те, у кого нет трудностей с жильем, но существует множество других проблем, которые также нужно решать. Кроме того, такие центры социальной адаптации рассчитаны на ограниченное количество мест, которых, естественно, не хватает всем нуждающимся.

 

Чья инициатива легла в основу открытия вашей Службы?

– Это была инициатива начальника Управления ГУФСИН по Красноярскому краю Владимира Шаешникова. Её активно поддержали УВД края, Министерство социальной политики, а также некоторые неравнодушные бизнесмены края, которые сегодня принимают живое участие в нашем деле. И помогают они не потому, что это приносит им какую-то материальную выгоду. Люди просто устали от преступности и не хотят больше быть потерпевшими.

 

То есть крупные предприниматели готовы оказывать абсолютно безвозмездную помощь государству только для того, чтобы уменьшить социальное напряжение?

Елена Кривовяз:

– Конечно. Ведь людям, которые недавно вышли из исправительной колонии, нужно реабилитироваться и адаптироваться к современным условиям. А кто им поможет? Я считаю, что коммерсанты, которые взаимодействуют с центром поддержки, хорошо знают эту проблему, понимают, что освободившиеся люди в дальнейшем придут работать на их предприятие. И чтобы минимизировать возможные риски, бизнесмены оказывают такую поддержку.

 

Общественный совет при ГУФСИН тоже на это настроен?

– Да, выстраивается политика взаимодействия между обществом и теми гражданами, которые освобождаются. И эта политика направлена только на положительный эффект и адаптацию.

 

В связи с недавней амнистией по экономическим преступлениям у вас прибавится работы?

Михаил Ламминпия:

– Дело в том, что категория осужденных по экономическим преступлениям включает, во-первых, тех, кто имеет небольшие сроки заключения, а во-вторых, людей состоявшихся, чьи социальные навыки и связи мало утрачены. Им гораздо проще, поэтому они редко обращаются за помощью. Хотя у нас есть пример одного известного красноярского бизнесмена, совершившего экономическое преступление и вышедшего по УДО, который, не нуждаясь в работе, тем не менее пришел к нам с просьбой найти его старых товарищей, с которыми он не виделся шесть лет. И мы действительно помогли ему в поисках, оказав такую простую человеческую поддержку.

Существует ли в вашей Службе база данных, позволяющая каким-то образом классифицировать тех, кто к вам обращается?

– Для того чтобы существовала база, по которой мы можем работать с людьми (неважно, обратятся они к нам или нет), исправительные колонии предоставляют нам сведения о тех, кто освободится в ближайшие месяцы, и адреса, по которым они будут проживать. Наши сотрудники выезжают по этим адресам, находят собственников данного жилья и устанавливают, действительно ли они являются родственниками осужденного или знакомыми, которые готовы его принять (ведь часто бывает так, что некоторые, желая быстрее освободиться по УДО, указывают ложные адреса). После проверки наши сотрудники направляют в колонию сведения о возможности проживания освобожденного по тому или иному адресу. Это чтобы не порождать бродяг и бомжей.

Если человек после освобождения не имеет проблем с жильем и трудоустройством и не обращается к нам за помощью, мы с ним не работаем. Но в случае возникновения сложностей в восстановлении документов, трудового стажа и по другим вопросам люди могут к нам обращаться. С апреля по сегодняшний день к нам уже обратились за помощью 213 человек. Причем 95% из них – мужчины. Осужденных женщин в принципе меньше, к тому же социально они более устойчивы, ведь у некоторых есть мужья, которые содержат семью.

Основная масса людей, которые приходят к нам в поисках поддержки, действительно хотят как-то устроиться в этой жизни: найти работу, получать зарплату, чтобы не пришлось снова воровать и попадать в те стены. Хотя бывают и те, кто не хочет работать, а приходит только для того, чтобы отметиться и получить справку для участкового инспектора. Но мы не можем заставить человека – можем ему лишь предложить какой-либо вариант. Выбор всегда за ним.

 

Что за терминал стоит у входа в здание?

– Это инфомат, который установлен Агентством труда и занятости в качестве взноса в нашу общую деятельность. Он представляет собой базу всех вакансий Красноярского края, которая обновляется ежедневно. То есть человеку, которому необходимо подобрать конкретную работу в конкретном районе, с определенным уровнем заработной платы, мы можем помочь, используя инфомат.

Конечно, это не является основным способом трудоустройства. Посещая ярмарки и в индивидуальном порядке различные предприятия Красноярска, я договариваюсь с руководством предприятий о том, чтобы они приняли участие в этой социальной программе. То есть принимали специалистов с судимостью при условии, что мы будем осуществлять за ними контроль и нести определенную ответственность. Поскольку мы не являемся юридическим лицом и представляем собой общественную организацию, никаких официальных договоров не заключается, все осуществляется исключительно на устной основе.

 

То есть вы – общественники, а не государственная служба? Почему?

– Да, наша организация – общественная, но это не значит, что нет финансирования. Просто нет возможности официального взаимодействия со структурами. В таком случае мы выступаем как просящие. Конечно, если бы у нас был государственный статус, было бы намного легче. Поэтому надеюсь, что наш пилотный проект все-таки даст результаты, и кто-то им заинтересуется – хотя бы на региональном уровне.

Елена Кривовяз:

– Я бы сказала, что заинтересоваться нужно в обязательном порядке. Потому что на территории Красноярского края находится 39 колоний, в которых содержатся около 26 тысяч осужденных. По численности исправительных учреждений наш регион занимает второе место в России. Это очень серьезные цифры, поэтому нам нужно объединять и бизнес, и власть, и общественные организации для того, чтобы уменьшать количество колоний.

 

С какими предприятиями вам удалось договориться о сотрудничестве в вопросах трудоустройства?

Михаил Ламминпия:

– Сегодня у нас достигнуты хорошие договоренности с целым рядом предприятий. Очень активно содействует «Сибагропромстрой», за что ему большое спасибо. Те, кто приходит туда с нашими ходатайствами и желанием работать, практически никогда не получают отказа. Мы также поддерживаем связь с деревообрабатывающим заводом «Сибиряк», но сейчас сотрудничество временно приостановлено, причем по хорошей причине: после того как мы направили туда несколько десятков специалистов, вакансии на заводе просто закончились. Согласие на взаимодействие дали нам строительная компания УСК «Сибиряк», электровагоноремонтный завод, кирпичный завод «Стоун», Первый кирпичный завод г. Красноярска. Открыть свои двери женщинам готовы три швейных предприятия, кондитерская фабрика.

Важный момент: мы никогда не направляем на один объект сразу группу людей, которые могли бы там обособиться и образовать отдельное от всех ядро. Необходимо, чтобы бывший осужденный вошел в здоровый рабочий коллектив и, видя положительные примеры, адаптировался и в итоге растворился в нем.

Елена Равильевна, вы как предприниматель и член Общественного совета могли бы способствовать взаимодействию руководителей предприятий и социальной службы?

Елена Кривовяз:

– Да, конечно. Поскольку потребность в кадрах на предприятиях сегодня очень высока, а колонии готовят именно рабочие специальности, думаю, что взаимодействие будет налажено в полном объеме.

Мой призыв ко всем предпринимателям Красноярского края – не нужно бояться тех людей, которые освобождаются из мест лишения свободы. Если человек пришел работать, значит, он действительно хочет встать на путь законопослушного, добропорядочного гражданина. Он хочет жить, как все мы. И наша задача в данном случае – помочь.

Каким еще категориям граждан вы оказываете поддержку?

Михаил Ламминпия:

– Кроме тех, кто освобождается из колоний, мы активно работаем с условно осужденными. То есть уголовно-исполнительная инспекция присылает к нам условно осужденного человека, если он испытывает затруднения в поисках работы. И мы наравне со всеми пытаемся его трудоустроить.

Кроме того, в дальнейшем планируем поддерживать связь с исправительными учреждениями для несовершеннолетних. Потому что освобождающиеся 16-летние подростки вряд ли смогут вернуться в школу или же продолжить образование на другой ступени. Скорее всего, им нужно будет сразу пойти работать, чтобы как-то выживать. У нас имеется договоренность с Агентством труда и занятости, которое готово принять молодых людей по нашему направлению и бесплатно обучать их специальностям, востребованным сегодня на рынке труда. Эти курсы переподготовки помогут им в дальнейшем найти стабильное место работы.

С какими трудностями приходится сталкиваться в вашей работе?

– Поскольку наша Служба первая в своем роде, действовать приходится методом проб и ошибок. Бывает, что к нам приходят люди, которые действительно хотят работать, но им совершенно негде жить. Неоднократно возникала ситуация, когда только что освободившийся человек приходил к нам сюда прямо с вокзала, со всеми своими вещами, потому что ему больше некуда пойти. Чтобы попытаться как-то решить эту проблему, мы нашли волонтеров – индивидуальных предпринимателей, которые готовы временно снимать жилье для тех, кто не имеет крыши над головой. А взамен эти люди, вновь обретшие кров, выполняют различные виды работ: грузоперевозки, ремонт и т.д. За несколько месяцев они могут подыскать себе работу с жильем либо подкопить на съем собственной квартиры и далее развиваться и жить самостоятельно.

Еще одна проблема – объект и работодатель. Нам нужно большее разнообразие профессий. Да, мы многих направляем в «Сибагропромстрой», но не на всех хватает конкретных вакансий. В итоге некоторых людей с востребованными специальностями иногда приходится направлять как разнорабочих.

А вы пытались найти контакты с предприятиями, которые работают вахтовым методом?

– Пытались, весной даже отправили одну бригаду. В принципе очень многие хотят поехать на вахту. Но в таком случае получается, что мы снова группируем бывших заключенных, а по одному человеку на бригаду брать отказываются. К тому же, если уж мы сопровождаем человека, то должны делать это до конца, пока он окончательно не встанет на ноги. А в случае с вахтой мы упускаем его из вида и не можем знать, как он там живет – пьянствует или же работает.

Сколько человек насчитывает штат вашей Службы?

– Нас всего четверо: я, два соцработника и сотрудница, ведущая учеты, все – бывшие сотрудники ГУФСИН. Сам я бывший сотрудник уголовно-исполнительной системы, работал заместителем начальника Управления ГУФСИН. Все наши сотрудники – пенсионеры, в прошлом работники этой сферы, поэтому знают ее изнутри и обмануть их не удастся. Нам хорошо знакомы все проблемы бывших осужденных.

Как вы доносите информацию о существовании вашей, еще очень молодой, Службы до заключенных?

– В рамках школы освобождения мы посещаем те колонии, которые расположены в городе и окрестностях, и проводим там агитацию: раздаем листовки, рассказываем о наших целях, о возможностях, открывающихся перед людьми после обращения за помощью. Но, к сожалению, о нас знают еще далеко не все, особенно в отдаленных колониях. Там необходимо размещать информацию о Службе социальной поддержки в местах наибольшего посещения, комнатах для свиданий с родственниками и т.д. Ведь чаще всего именно родственники заключенных обращают внимание на подобные сообщения. Нами выпущены и распространяются с помощью сотрудников ГУФСИН и сотрудников полиции буклеты и визитки Службы.

Елена Кривовяз:

– Чтобы осужденный смог больше узнать о Службе социального сопровождения, необходимо активно взаимодействовать с Общественно-наблюдательной комиссией по правам осужденных. И тогда ее функция будет заключаться не только в выявлении нарушений, но и в том, чтобы помогать освободившимся людям найти эту Службу.

Михаил Ламминпия:

– Да, нацелены на это не только Общественный совет, но и все службы ГУФСИН. С этой стороны мы ощущаем активную поддержку. Особенно хочется отметить заинтересованное участие в реализации проекта члена Общественного совета при ГУФИН предпринимателя В.В. Владимирова.

Хочется, чтобы в дальнейшем центры, подобные нашему, появились во всех районах Красноярска и в других регионах страны. Но это произойдет не раньше следующего года, потому что мы являемся экспериментальным проектом, и сейчас нельзя сделать выводы о конкретных результатах нашей работы. Получить данные о снижении рецидивной преступности можно будет только в конце года.

Расскажите о ваших планах на ближайшие месяцы.

– Во-первых, мы планируем посетить еще несколько колоний. Также обязательно нужно попытаться расширить число договоренностей о предоставлении рабочих мест предприятиями. Потому что с наступлением осенне-зимнего сезона количество работ снижается, люди возвращаются из отпусков, и на рынке труда появляется конкуренция. А отказывать кому-либо в помощи с трудоустройством мы просто не можем.

Елена Кривовяз:

– В этом плане вам нужно активнее взаимодействовать с бизнесом, вырабатывать определенную программу по работе с осужденными. Самое главное, чтобы люди, оказавшиеся в сложном положении, поверили в вашу Службу и получили право на нормальную жизнь, право на спасение.

Записала Светлана АШИХИНА

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.